Стражи в порядке

Кому из нас хоть раз в жизни не хотелось сменить профессию? Это же так здорово – попробовать себя в чем-то новом! К счастью, работа журналиста дает такой шанс. Мне удалось на несколько часов влиться в замечательный коллектив отряда «Айсберг». Точнее говоря, отдела специального назначения УФСИН России по Мурманской области, которому 11 июля исполняется 27 лет.

 Не смотреть в ствол

Сейчас «Айсберг» – это 34 человека, большинство из которых офицеры. Командует отрядом Андрей Покровский, подполковник внутренней службы, обладатель крапового берета. В данный момент самому молодому бойцу «Айсберга» – 24 года, самому старшему – 47.

Основные задачи отдела – обеспечивать безопасность объектов уголовно-исполнительной системы, ее сотрудников, пресекать беспорядки на территории учреждений, вести розыск и задержание сбежавших заключенных. Не обходится и без командировок: Москва, Грозный, Дагестан, Чечня…

Мне же предстояло увидеть стандартный трудовой день спецназовца в Мурманске. Обычно все начинается с построения, но в моем случае – с подбора формы. Если камуфляжная куртка оказалась впору, то штаны все равно пришлось дополнять ремнем.

Андрей Покровский представил меня личному составу в качестве стажера, после чего, сделав два шага вперед, я повернулась лицом к строю. «Через левое плечо поворачиваются», – сделал мне замечание один из бойцов. Ну простите, далека я от строевой подготовки.

Им, высоким, сильным, я едва достаю до плеча… В обычной, гражданской, жизни эта разница в росте запросто нивелируется с помощью каблуков. Но в отряде шпильки под запретом.

Чувствую ли я себя неуютно? Нет, скорее, все происходящее вызывает во мне живой интерес. А еще любопытно, что о моем появлении думают спецназовцы? Мысли читать не умею, поэтому остается довольствоваться снисходительными взглядами.

Моим наставником на эти несколько часов становится Артем Готь, снайпер, бывший полицейский, старший инструктор группы служебно-боевой подготовки. С ним-то мы и отправляемся на экстракурс по использованию оружия. Мне выдают учебный пистолет Макарова, который заметно оттягивает широкий брючный ремень. Спустя полчаса я точно знаю, что нельзя направлять ствол пистолета на человека, даже если оружие не заряжено, и смотреть в ствол, пытаясь понять, почему не вылетел патрон. Я даже научилась разбирать и собирать ПМ! А еще усвоила, что чистить его нужно с так называемой «казенной» стороны, а не со стороны дульного среза. Артем Андреевич настоятельно предлагает мне при случае блеснуть этими вновь полученными знаниями.

 Бревна, покрышки и подземный лаз

Один из обязательных элементов подготовки сотрудника спецназа – обучение приемам боевой борьбы. Артем Готь объясняет мне несколько основных нюансов. Например, как защититься, если на тебя нападают с ножом, как отбиться от злодея, который тебя душит, как уронить человека, если он превосходит тебя и по весу, и по росту. В процессе тренировки меня не покидает мысль, что я очень долго думаю. За это время потенциальный грабитель уже успеет забрать все мое добро и благополучно сбежать. Практика и еще раз практика. Только так все движения и приемы будут доведены до автоматизма.

– Я с вами буду аккуратен, а вы меня сильнее за руки хватайте, – объясняет мой наставник. – И на шею давите сильнее.

Умом я понимаю, что это учебный процесс, но все же применять какую-то силу к человеку, который ничего плохого мне не сделал, – задача трудная. Рядом в зале висит боксерская груша – вот с ней проще.

На территории отряда «Айсберг» оборудована полоса препятствий.

– Ее ребята проходят в бронежилетах, с оружием и после пробежки двух больших кругов по периметру здания, – объясняет Артем Готь.

Туда мы и отправляемся. Полоса препятствий – это и бревно на цепи, и висящие автомобильные покрышки, имитирующие толпу людей, через которую нужно пробиваться, и нанизанные на трубу шины, на которые нужно запрыгивать с разбега, хотя они сразу начинают предательски крутиться, и длинный поросший травой лаз. Трудно представить, как лезть по нему в бронежилете и с оружием. А еще есть стенд для метания ножей, препятствия в виде высоких деревянных стенок, рукоход и прочие элементы.

С помощью наставника пробую свои силы на полосе. Как ни стараюсь забраться на шины, не получается – то ли роста не хватает, то ли прыгаю плохо. А еще болтающийся на правом бедре пистолет сильно мешает. С ножами тоже как-то не вышло. Зато по раскачивающемуся бревну иду вполне уверенно. В общем, спецназ – дело жесткое.

Это моя вторая семья

Позже, за чашкой чая, интересуюсь у командира отряда Андрея Покровского, на что больше всего обращают внимание при приеме на службу в спецназ «Айсберг».

– Это психологическая составляющая, – говорит мой собеседник. – Сначала с потенциальным сотрудником работает психолог. Главная задача специалиста – понять, насколько человек готов служить в спецподразделении, как он будет себя вести в стрессовой ситуации. Уже потом идет сдача нормативов по физической подготовке, в том числе отжимания, подтягивания, бег, потом боевые приемы борьбы…

Или, бывает, приходит человек лет в 27, мол, всю жизнь мечтал служить в отряде. А где ж ты тогда раньше был? Ну я и начинаю какие-то плюсы в нем искать. Может, спортом человек серьезно занимался… А бывает, приходит парень с высшим образованием, подходящего возраста, но невысокого роста. Ну не подойдет такой для нашего спецназа, ведь в основном мы работаем со сложным контингентом, с теми, кто уже перешел черту закона, они уже преступники. Мы как минимум должны выглядеть внушительно.

– Андрей Евгеньевич, а среди нынешней молодежи, подростков видите достойных кандидатов? Есть те, кто лет через 10–15 сможет служить в «Айсберге»?

– Да, у нас вообще много отличных молодых людей. И все это неправда, что поколение «не то». В Мурманске хорошо развито патриотическое воспитание. В той же 5-й школе, она наша подшефная, работает патриотический клуб «Айсберг». Школьники хорошо знакомы с нашей службой.

– Сразу видно, что у вас в отряде очень теплая атмосфера…

— Для меня ребята из отряда – это моя вторая семья. Надеюсь, что и мои бойцы приходят на службу с удовольствием. Хотя порой не обходится без жесткого слова.

Андрей Евгеньевич вручил мне диплом и поздравил с участием в проекте «Журналист меняет профессию». Мне же ненароком подумалось: а что получится, если в следующий раз кто-то из бойцов на денек переквалифицируется в журналиста?

Екатерина БОГДАНОВА

Комментариев: 0

Погоны на девичьих плечах

 

Все, чему училась в вузе, понадобилось на зоне

Не самое веселое место — то, где осужденные отбывают наказание. Колония-поселение — это вид исправительного учреждения, в которое люди попадают за менее тяжкие преступления. Существует такая в Оленегорске.

Здешние сидельцы впервые преступили УК, поэтому отбывают сроки с некоторыми режимными послаблениями, возможностью выходить за пределы колонии — например, на рабочую смену на механическом заводе. С ними занимаются психологи, делается многое для того, чтобы люди после освобождения вернулись к нормальной жизни.

Но колония все же остается колонией: это несвобода, требования к дисциплине, постоянный контроль.

Здесь трудится сплоченный коллектив профессионалов — заведение-то сравнительно небольшое, каждый на виду. Бывая в колонии по долгу службы, я обратила внимание на миловидную девушку. «Могла бы сниматься в кино», — подумалось. И захотелось узнать, почему она выбрала столь непростую профессию и не пожалела ли об этом.

— Нисколько не жалею, — ответила, улыбнувшись, Вероника Архипова, оперуполномоченный оперативной группы КП-24. — В обязанность оперуполномоченного входит недопущение правонарушений со стороны осужденных, профилактика противоправных действий.

Это работа в тесном контакте с людьми, хотя и документов тоже хватает. Мне работа нравится. А еще я с удовольствием вспоминаю годы учебы во Владимирском юридическом институте ФСИН. Все, чему училась, сейчас понадобилось, а друзья по институту остались на всю жизнь. Сейчас думаю, что, если бы могла сделать выбор заново, он остался бы тем же.

— Но как вы приняли такое решение? Пример родителей? Влияние друзей? — спрашиваю.

— Все детство и юность прошли в военных городках: родилась в Архангельске, а росла в Мончегорске, на 27-м Километре — папа был военным летчиком, — отвечает Вероника.

Внесу ясность: 27-м Километром называется населенный пункт, где расположена военная авиабаза. Поселок совсем небольшой, в нем проживают военные и их семьи.

Есть своя школа, детский сад. Ребята из подобных населенных пунктов, взрослея, часто выбирают службу: мальчишки идут в военные училища, ну а девочки нередко останавливаются на юридическом профиле.

— Я занималась танцами, чуть-чуть театром — это у меня от мамы, которая работала в сфере культуры, — говорит девушка. — А в 11-м классе пришла пора серьезного решения: дело в том, что к поступлению в такой вуз, как Владимирский юридический ФСИН, надо готовиться заранее. Нужно пройти тщательное медицинское обследование — требования к здоровью очень высокие. И пришлось потренироваться, чтобы помимо ЕГЭ успешно сдать вступительный экзамен по физкультуре.

— Наверно, во время учебы тоже приходилось заниматься спортом?

— Конечно! И кроссы бегали, и силовые комплексы сдавали. Очень запомнились «выходы в поля», где мы жили по две недели. Это очень дисциплинирует и дает дополнительные навыки. Жизнь в казарме тоже ко многому обязывает, — рассказывает бывший курсант Архипова.

— Вы жили в казарме?

— У нас говорили — «на казарме», — смеется нынешний лейтенант. — Два этажа большого корпуса занимали девушки, мы были в меньшинстве. У нас на курсе было 24 девушки и 115 парней.

— Как ладили? Девчонкам приходилось туго или для вас были послабления?

— Никаких поблажек. Зато с ребятами нашего взвода — это как класс в школе, 30 человек — дружим и поныне. Мы были очень сплоченными, помогали друг другу. Знаете, благодаря моему взводу я узнала, как «широка страна моя родная»: у нас учились татары и калмыки, дагестанцы и азербайджанцы — ребята многих национальностей, которых объединил вуз.

— Наверно, носили форму?

— Обязательно. Все были одинаковыми. Маникюр девчонкам разрешался, но только неброский, а прическа — волосы обязательно подобраны. Косметика? Умеренная, но мы в 16-17 лет еще и не очень-то думали об этом, — улыбается Вероника. И с удовольствием рассказывает о педагогах, изучении множества законов и других дисциплин.

В подобном учебном заведении курсанты находятся на полном обеспечении — проживание, питание, обмундирование. А вместо стипендии — зарплата. Я подумала: много привлекательного для молодого человека, выбирающего вуз. Но и ограничения, связанные с обучением в таком институте, не каждому придутся по душе. Студенческая вольница с пропуском лекций и посещением ночных клубов здесь неприемлема. Словом, система.

— В знаменитом Владимирском централе довелось побывать? — любопытствую я.

— Конечно, мы там бывали по учебе. А еще там замечательный музей. Помню, вначале испытала небольшой испуг, когда мы взводом проходили по коридорам под взглядами заключенных. Это со временем проходит, когда становишься профессионалом.

Два года назад девушка окончила вуз и, поскольку обучалась по целевому направлению регионального УФСИН, вскоре прибыла в Оленегорск, в КП-24. Родители к тому времени уехали с Севера, поскольку отец свою службу закончил. А она, наоборот, начала.

Считает, что ей очень повезло — в колонии работают крепкие специалисты и хорошие люди. Она быстро вошла в коллектив, а полученные в институте знания помогают осваивать выбранное дело на практике. От грамотной работы служб КП, в том числе и оперуполномоченного оперативной группы, зависит многое. Вплоть до того, как сложится жизнь осужденного, ведь предотвратить противоправный поступок (совершенный на эмоциях или обдуманно, не суть важно) — значит, не дать человеку оступиться еще раз. То есть помочь благополучно отбыть свой срок и вернуться на волю.

Напоследок не могу удержаться от вопроса:

— Всегда так на работу ходите? При параде?

— Да что вы! — смеется она. — Это я ради вас, как для фотосъемки попросили, надела. А обычно я в камуфляжной форме, чтобы удобно было залезть куда-то или быстро бежать, если понадобится, везде успевать. Работа-то у нас разнообразная! А парад — только для праздников.

Татьяна Попович 

 

Комментариев: 0

Прихожане за «колючкой»

 

Владыка Симон отслужил Божественную литургию в храме колонии в Ревде

Во всех храмах при исправительных колониях нашей области митрополит Мурманский и Мончегорский Симон ежегодно лично проводит службы. На днях он совершил литургию в храме Святых Царских Страстотерпцев при ИК строгого режима № 23.

На службе присутствовали осужденные — члены местной православной общины, а также сотрудники колонии. Верующие внимали словам Святого Писания с большим вниманием и душевным трепетом. Особую торжественность службе придавал распев хора из прихожан храма поселка Ревда. По окончании литургии православные смогли причаститься.+

В конце службы владыка Симон по-отечески наставлял прихожан храма. Отдельно он обратился со словами утешения и поддержки к осужденным. Особо подчеркнув, что отбывание срока за содеянное преступление — это и возможность покаяться, переосмыслить свои поступки. А после понимания неизбежно придет и желание изменить свою жизнь, встать на путь нравственного и духовного возрождения.

Многим осужденным вера помогает преодолеть тяготы неволи. Нередко именно за колючей проволокой люди становятся глубоко верующими и, выходя на свободу, уже не совершают греховных поступков. Кстати, храм при ревдинской колонии построен самими заключенными — с особым старанием и любовью. По отзывам сотрудников ИК-23, верующие заключенные всегда ждут следующей службы в храме.

Попович Татьяна

Опубликовано: Мурманский вестник от 01.06.2018

 

Комментариев: 0

НА СТРАЖЕ УСЛОВНО ОСУЖДЁННЫХ

 

Корреспондент «Комсомолки» примерила на себя синюю форму сотрудника уголовно-исполнительной инспекции 


— Валерий Николаевич, идите отсюда и больше никогда не возвращайтесь. Вот честно, не желаю вас больше видеть, — мужской голос заставляет меня буквально застыть на пороге филиала уголовно-исполнительной инспекции по Кольскому району. 

Открываю тяжелую металлическую дверь, и нос к носу сталкиваюсь с мужчиной, по лицу которого от уха до уха расползлась счастливая улыбка. Признаться, я впервые видела человека, который пришел бы в восторг, от того, что его послали. 

— У Валерия Николаевича два дня назад закончился срок, и теперь ему нет необходимости регулярно приходить к нам отмечаться, — смеётся и спешит прояснить ситуацию начальник УИИ по Кольскому району майор внутренней службы Константин Попов. – В стенах нашего учреждения услышанная вами фраза звучит как радостная новость. Я им искренне желаю больше к нам не попадать. 

Именно так начинается мой рабочий день в качестве сотрудника уголовно-исполнительной инспекции. Дело в том, что в пресс-службе УФСИН России по Мурманской области есть давняя традиция погружать журналистов разных изданий в самую гущу событий, касающихся работы этого ведомства. На этот раз примерить синий китель, а заодно и обязанности, которые он накладывает, довелось корреспонденту «Комсомолки». 

День начинается с добрых дел 

После столь впечатляющего приветствия Константин Николаевич проводит со мной небольшой инструктаж о том, что нельзя фотографировать осужденных без их письменного разрешения и уж тем более указывать в будущей статье фамилии. Для тех, кто впервые слышит об уголовно-исполнительной инспекции, отмечу, это подразделение исполняет уголовные наказания, не связанные с лишением свободы. 

Но от прозы пора перейти к делу – рабочий день в разгаре и осужденные один за одним тянутся в инспекцию, чтобы получить отметки. Правда, пока все минуют кабинет начальника, и мы с Константином Николаевичем под шумок покидаем рабочее место, чтобы сделать доброе дело. 

Буквально через дорогу от уголовно-исполнительной инспекции в Коле находится комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав при районной администрации. Туда-то мы и направляемся, неся с собой два огромных пакета детских вещей. 

— Это моя жена собрала для нуждающихся, — объясняет Константин Попов. – Мы и нашим подопечным оказываем помощь. Иногда проводим благотворительные акции – продукты разлетаются только влет. 

В КДН Константина Николаевича встречают с распростертыми руками и словами благодарности и тут же спешат узнать новости о совместных подопечных. Соблюдают ли дамы режим, и не придется ли из-за их безответственности сотрудникам комиссии искать для деток новый дом. 

Две трети 

За разговорами мы незаметно вернулись в инспекцию. Не успели переступить порог кабинета начальника, как в дверь уже постучался его подопечный Виктор. Он без особого энтузиазма отрапортовал Константину Николаевичу о том, что после исправительных работ продолжает трудиться на комбинате, ему есть, на что жить, и он не собирается возвращаться на кривую дорожку – этот срок колянин получил за кражу спиртного из магазина. 

— На данный момент у нас на учете состоит 260 осужденных. И примерно треть из них такие как Виктор, получившие свой срок за кражи и грабежи, — вводит в курс дела Константин Николаевич. – Еще треть – статья 264.1 Уголовного кодекса России «Повторное управление автомобилем в состоянии опьянения» и ДТП с пострадавшими различной степени тяжести. А вот смотрите, и один из таких подопечных пришел отмечаться к инспектору Екатерине Анкудиновой. 

Девушка пришла на работу в уголовно-исполнительную инспекцию меньше года назад по распределению, но со своими подопечными она справляется весьма ловко. Молодой парень среднего роста, что называется кровь с молоком, улыбается ей во весь рот и честно признается, что за руль даже будучи лишенным водительских прав, … садится, правда, ездит только по Мурмашам. 

— Ему 27 лет, он отец шестерых детей. Его уже не раз ловили инспекторы ДПС за административные правонарушения. Мы базы ГИБДД мониторим, и каждый раз реагируем, на законных основаниях продлевая ему срок наказания. А если он будет замечен в управлении автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, то ему уже будет грозить реальное лишение свободы, — поясняет Екатерина Александровна. 

Росчерком шпаги 

На работе ей приходится нелегко. Помимо огромного количества бумажной работы, рейды по подведомственным ей поселкам: Молочному, Зверосовхозу, Кильдинстрою и другим. Правда, одну ее Константин Попов не отпускает из соображений безопасности, ездит лично, либо отправляет с ней старшего инспектора Павла Жаринова, либо в рамках взаимодействия с полицией, сотрудников патрульно-постовой службы. 

— В моей практике был случай, когда меня встречали на пороге со шпагой в руке. Однажды мы пошли по адресам, в числе которых была квартира человека, который находился в неадекватном состоянии. Дверь он нам открыл с росчерком шпаги, клинок которой прошел буквально в паре миллиметров от моего лица. И то благодаря моей молниеносной реакции. Так что мужская поддержка Екатерине точно не помешает, — говорит Константин Николаевич. 

Тем не менее, несмотря на все опасности и сложности, работа лейтенанту внутренней службе Екатерине Анкудиновой нравится, и она проявляет определенное рвение. Вот уже месяц девушка ежедневно без выходных на маршрутке ездит в Кильдинстрой, чтобы взять объяснение с одной подопечной. Но пока результата нет – мадам дома, но дверь открывать отказывается. 

Борьба против наркотиков 

У психолога филиала уголовно-исполнительной инспекции по Кольскому району Юлии Платоненко задача такая же как и у коллег-инспекторов – вернуть осужденных на путь истинный. Нередко этой хрупкой девушке приходится оставаться с уголовниками один на один. 

— Особенно мне запомнился первый рабочий день. Все ушли по судам, а я осталась одна. И тут заходит ко мне подопечный, которому нужно отметиться, в ожидании инспектора я ему предложила побеседовать. Он сел на корточки прямо в проходе и стал рассказывать мне истории из жизни. В том числе и ту, где ему по пьяной лавочке … отрезали ухо, — вспоминает Юлия Владимировна. 

На сегодня она запланировала для своих подопечных встречу с представителями реабилитационного центра «Шаг за шагом» и Мурманского СПИД-Центра. Несмотря на то, что клятвенно обещали прийти человек 10, у психолога были серьезные опасения, что в лучшем случае явится половина. К счастью, все переживания на сей счет оказались напрасны – первый желающий узнать о способах борьбы с наркоманией пришел аж за 15 минут до начала, а затем стали подтягиваться и другие. В итоге к середине встречи все свободные стулья были заняты и еще несколько человек слушали гостей, стоя. 

Первыми слово взяли Олег и Олеся из реабилитационного центра «Шаг за Шагом» в Зеленоборском. Они сразу честно признались, что сами смогли побороть свою тягу к наркотикам только там, и узнали в присутствующих пару старых знакомцев. 

— Это возможность на целый год уехать из среды, в которой вы вращаетесь, начать трудиться и восстанавливаться духовно, и наконец, вернуться к нормальной жизни, — со знанием дела обратился к осужденным по 228 статье Уголовного кодекса России Олег. 

Почти все слушали, молча, лишь иногда улыбаясь каким-то своим мыслям. И лишь мурмашинец Андрей с самого начала занял активную позицию. 

— В инспекции мне дали еще один шанс вернуться на путь истинный, и я им воспользовался. Я полностью изменил свою жизнь, устроился на новую работу, покинул прежний круг общения. И понял одно, что все зависит от человека. Я не был ни в каких реабилитационных центрах, все смог сделать сам. Когда мне плохо – я ухожу в тундру, — поделился своим опытом Андрей, которому до окончания срока осталось всего пара месяцев. 

Но таких как Андрей немного, есть среди подопечных инспекции и те, кто наотрез отказывается рвать с уголовным прошлым, раз за разом возвращаясь в инспекцию. 

По окончании встречи к инспекторам выстроилась очередь – отметиться желал каждый. Работа кипела. Как только поток посетителей схлынул, капитан внутренней службы Павел Жаринов признался: 

— Завтра будет самая жара. Последний день месяца – придут те, кто тянет до последнего. А таких очень много. 

Покидая стены гостеприимной уголовно-исполнительной инспекции, я понимала, что не хочу оказаться на месте ни одной из сторон. Все-таки местным сотрудникам приходится работать с весьма специфическим контингентом.


ВАРВАРА РУСЛАНОВА 

Опубликовано на сайте КП-Мурманск  16.05.2018

 

 

 

 

Комментариев: 0

За «колючку» - добровольно

В Мурманске наградили победителей конкурса «На страже порядка»

«Журналист меняет профессию» — рубрика привычная. Однако мало кому из нашего брата довелось попробовать себя в роли сотрудника уголовно-исполнительной системы. А вот победители очередного конкурса «На страже порядка» — Анастасия Яконюк, собкор МИА «Россия сегодня» (РИА Новости) в Мурманской области, и Екатерина Богданова, обозреватель газеты «Вечерний Мурманск», — смогли на время переодеться в форму и полностью вжиться в судьбу и будни героев своих публикаций.

И та, и другая отработали по целой смене. Настя — в СИЗО в качестве стажера-младшего инспектора отдела, а Катя — стажером на должности инструктора-кинолога. И узнали для себя много нового: например, как пытаются передать запрещенные вещества и предметы в следственный изолятор. Наркотики прячут в изюм, ватные палочки, за жабрами вяленой путассу. Мобильники — за окладами икон, в пакетах сока, курице гриль. Симки ювелирно закрепляют на лейблы чайных пакетиков. Это — из материала Анастасии.

Екатерина примерила на себя роль кинолога. Как кормят, дрессируют, воспитывают и лечат служебных собак, которые задерживают преступников, находят взрывчатку? Почему эти псы с таким отчаянным нетерпением ждут именно «своего» инструктора из отпуска? Что самое главное в работе кинолога? На эти и многие другие вопросы ответила Катя в очерке «Хвост пистолетом».

Вот уже двенадцатый год УФСИН России по Мурманской области проводит конкурс журналистских работ «На страже порядка». За это время более 40 корреспондентов стали его победителями и лауреатами, причем некоторые дважды и трижды. Как сказала начальник пресс-службы регионального УФСИН Ольга Столярова, только в 2017 году деятельности учреждений уголовно-исполнительной системы в заполярных средствах массовой информации было посвящено свыше 2200 материалов. Благодаря этому северяне узнали о многих положительных изменениях, которые происходят в учреждениях УИС, а также о людях, которые несут там службу. Читая очерки, статьи, зарисовки, просматривая телесюжеты, наши земляки узнают и о том, как складываются будни осужденных, что предпринимается для того, чтобы оступившиеся люди получили шанс начать жизнь сначала, переписать с чистого листа.

— Еще совсем недавно более закрытой темы для журналистов, чем жизнь за колючей проволокой, просто не было, — заметил временно исполняющий обязанности начальника УФСИН России по Мурманской области Дмитрий Фокин. — Уголовно-исполнительная система была закрыта от общества, а жизнь осужденных и сотрудников колоний представлялась по художественным фильмам, которые далеко не всегда отражали объективную реальность. В последние годы мы открыты, насколько это возможно.

Руководитель ведомства подчеркнул, что если раньше у журналистов была основная проблема, как попасть для подготовки статьи на территорию исправительного учреждения, то сегодня непростые вопросы возникают у сотрудников УФСИН — чем заинтересовать и удивить работников СМИ, чтобы привлечь их внимание? Нынче журналисты — частые гости колоний и СИЗО региона. Все наиболее значимые и интересные мероприятия проходят с их непосредственным участием.

На этот раз по результатам конкурса почетными дипломами отмечены десять журналистов. В номинации «Лучший телесюжет» победила Наталья Алексеенко (ТВ-21), «Лучшая программа на радио» — Елена Игонина («Большое радио»), «Лучший информационный материал интернет-издания» — Анастасия Яконюк, «Есть такая профессия» — Екатерина Богданова («Вечерний Мурманск»), «Колесо истории» — Елена Молодцова («Комсомольская правда — Мурманск»), «За творческий подход» — Анна Щепеткова (ИА «СеверПост»), «Актуальная тема» — Валерий Серебряков («Вечерний Мурманск»).+

А нам особенно приятно сообщить, что сразу три журналиста «Мурманского вестника» оказались в числе победителей конкурса. Это Татьяна Попович (номинация «Сохранить человека»), Нина Антонян («Лучшая серия публикаций в газете») и Олег Филонок (номинация «В объективе — зона»).

Нина Васильева

Опубликовано: Мурманский вестник от 25.04.2018

 

Комментариев: 0

Выше знамя боевого самбо

 

Турнир по боевому самбо, который провели тренеры и организаторы спортивной школы г. Колы, прошел в воскресенье в спортивном ФОКе районного центра. На соревнования приехали юные самбисты из Мончегорска, Североморска-3, Мишуково, Ревды, Кильдинстроя, Шонгуя, Апатитов, Мурманска и, конечно, Колы. Мурманск представляли несколько клубов, практикующих боевое самбо: «Норд-Руссич», «Фанат», «Макси-спорт», «Булат», а также спортсмены ДЮСШ-19. Вся эта многочисленная «армия» самбистов вышла на парад, который приветствовали именитые гости из Петербурга, Мурманска, УФСИН по Мурманской области… Хотел произнести спич на турнире и глава администрации Кольского района, но так и не вырвался из цепких рук дел.

 

— Парад, налево! – командует президент областной федерации самбо Александр Хлебопашенко. – При исполнении гимна России стоять смирно!

В зале наступает тишина и право голоса теперь у музыки.

— Слово предоставляется врио начальника УФСИН Дмитрию Фокину, полковнику внутренней службы.

— Поздравляю вас, дорогие ребята, тренеры, судьи, зрители, с прекрасным праздником борьбы. Мы всегда ждем вас в наши ряды. Вас – мужественных, боевых, сильных, смелых, ловких, умных, любящих свою Родину и достойно представляющих наш Кольский край. От имени всех бойцов и всего персонала службы желаю вам здоровья и прекрасных достижений в спорте!

— Слово предоставляется заслуженному тренеру России, вице-президенту федерации боевого самбо России (ФСБР), заслуженному мастеру боевого самбо Михаилу Смирнову.

— Прекрасных вам схваток на ковре, ребята. Для вас созданы замечательные условия для занятий русским видом спорта – самбо. И я надеюсь, что вы станете настоящими бойцами, станете настоящими патриотами нашей великой Отчизны, будете достойными гражданами России и Кольского Заполярья! Федерация самбо планирует провести у вас чемпионат страны и первенство России по боевому самбо. Это очень высокий уровень соревнований, но нет сомнения, что вы справитесь с этими задачами. А пока — с открытием турнира!

…И вот уже на двух коврах разгораются боевые схватки, в которых юные мастера самбо демонстрируют свое мастерство. Многочисленные зрители аплодисментами встречают победителей и подбадривают проигравших.

Я подошел к Сереже Хареву из п. Зверосовхоз. Он только что проиграл бой, едва очнувшись от сильного удара соперника. Пришлось вмешаться медсестре, чтобы привести парнишку в нормальное состояние:

— Как себя чувствуешь, Сережа?

— Всё в порядке. Пропустил сильный удар. Потому что опустил руки. Меня тренер Александр Константинович Хлебопашенко предупреждал: «Держи руки выше…» Но я увлекся и забыл наставление. И вот…получил нокдаун.

— Давно ли занимаешься самбо?

— 5-й год. Уже и побеждал на некоторых соревнованиях. А вот сейчас – неудача.

— Сережа, а готов вновь выйти на ковер?

— Конечно: уже отошел от шока, чувствую себя отлично. Урок пойдет на пользу.

Забегая вперед, скажу: Сергей занял 2 место в своей возрастной группе (6-7 классы). Молодец. Сумел отойти от поражения и одержать победы…

Монолог Михаила Смирнова

— Прекрасно организованы соревнования. Много приехало бойцов – неплохих, среди них немало талантливых самбистов. Я провел мастер-класс в прошлый свой приезд и сейчас. Александр Хлебопашенко тоже организовал методобучение. Это пойдет на пользу и тренерам, и судьям. При такой организации успех северянам в развитии боевого самбо обеспечен. Это я говорю, как человек, связанный с боевым самбо десятками лет… Что хотелось бы подсказать: надо соблюдать компактность спортивной формы при выходе на ковер – были нарушения. Много ребят еще не могут достойно применять приемы борьбы в схватках, а без этого им не достичь высот в спорте. Видимо, многие из них занимались рукопашным спортом, а потому ударная техника у них неплохая, но ее явно недостаточно для боевого самбо. Здесь и Александру, и другим тренерам надо поднапрячься и научить подопечных борцовским приемам. Это обязательно! Что надо предпринять? Наметить календарь соревнований и вывозить на них ребят. И на месте – в Петербурге ли, Москве, где неплохо развит этот вид спорта, учиться мастерству. Оно уже есть у парней Хлебопашенко, у некоторых других тренеров, но пока его недостаточно… Я, например, наметил на год более 110 турниров, на которых выступят мои питомцы. Пусть разных возрастов, но этого хватит всем, чтобы набраться опыта. Саше надо тоже наметить стабильный календарь турниров…

Монолог полковника Фокина

Доволен результатами турнира: ребята показали свой багаж спортивного мастерства. Если к нам придут такие подготовленные парни, мы будем только рады. Наша служба трудна, в ней концентрируются не только ум, воля, стойкость, высокий моральный уровень, но и сила, ловкость, боевое мастерство. Именно из этих ребят и вырастут такие будущие представители УФСИН. Я прошел большой путь в своей службе: были и «горячие точки», и отчаянные дела в Заполярье, и ответственные выезды по заданию правительства и командования. Казалось, что приехал на 5 лет сюда, а уже 6-я «пятилетка» пошла, как с женой приехали в северные края. И сын решил пойти по нашим стопам: учится сейчас в Саратовском юридическом университете… Будем рады принять в свои ряды таких славных парней. Но им еще многому надо учиться, чтобы пройти тесты нашей службы…

Монолог командира спецназа «Айсберг»

Андрей Покровский, подполковник, кавалер многих госнаград, послужной список которого невозможно перечислить в кратком монологе. Вот что сказал именитый спецназовец:

— Постоянно выступаем перед молодыми северянами, бываем на соревнованиях и привлекаем молодежь в наши ряды. Нам есть, чем гордиться: наш отряд побывал в таких переделках, что без спортивной подготовки вряд ли нам что удалось добиться. А мы побеждали врага и смекалкой, и спортивной мощью. Вот почему хочется, чтобы к нам приходили подготовленные, интеллектуальные, спортивные парни. Главное, чтобы им хотелось у нас служить, а тонкостям службы мы их обучим. Я смотрю на этих самбистов и вижу уже среди них отличных парней. И постараюсь вместе со своими подчиненными привлечь их к нам в отряд «Айсберг». Мы скоро будем искать себе смену. Так вот, лучшего пополнения, как из таких спортсменов, нам не найти… Дочка растет у меня: родилась в год 100-летия Мурманска. И уже хочет стать, как папа. Так что вполне возможно, дочура придет в самбо, станет настоящим бойцом и пополнит ряды спецназа…

Подполковник рассмеялся. Но я-то знаю Андрея Евгеньевича давно: за его, казалось бы шутками, вполне серьезные рассуждения и планы. Поверьте мне…

Монолог Александра Хлебопашенко

— Организовать такой представительный турнир – нелегкое дело. Спасибо директору нашей спортшколы, нашему завучу, нашим тренерам. Будем готовиться к проведению чемпионата России по боевому самбо. Ох, представляю, как будет трудно. Но надо двигать наш спорт вперед. И потом: престиж боевого самбо – русского вида спорта – надо закреплять в Заполярье. Это всем пригодится. Да и пора уже в наших краях проводить большие, престижные соревнования. Согласен?

Попросил Александра Константиновича назвать лучших бойцов прошедшего турнира. Не всех, конечно, победителей он смог назвать, но вот каких парней, лучших в своей возрастной группе, отметил: Михаила Александрова (Кильдинстрой), Саватия Сорокина (Шонгуй), Романа Палагицкого (Кола), Михаила Авдеева (Кильдинстрой). Последнего начальник УФСИН наградил призом за самый техничный и короткий бой.

Кто такой Иван Золотов?

Все мы знаем генерала Золотова, командующего Росгвардией России. Недавно он побывал в Заполярье и участвовал в учениях своих подразделений. Так вот, Иван Золотов…не знал до нашего разговора своего великого однофамильца. Но теперь знает. Однако и без этих сведений он решил стать росгвардейцем. И не просто рядовым, а командиром. И вполне возможно, что лет через 25-30 новым командующим станет…Иван Золотов, апатитец, ученик 6 класса школы № 7. Кстати, Ваня стал победителем турнира. И с блеском выступил в Коле. Он и учится хорошо: особенно удаются ему знания в географии и истории. И кто усомнится, что он не сможет стать генералом?

Виктор Шубин

Спортивный Мурманск 16.04.18

Комментариев: 0

Завтра... на свободу?

В Мурманске помогают людям в сложной жизненной ситуации

В Мурманске, который пока не имеет полноценного приюта для людей, оказавшихся в тяжелой жизненной ситуации, без крова и работы, появится социальная гостиница. Ее созданием занимается общественная благотворительная организация «Наш дом». Городские власти Мурманска выделили для будущей гостиницы помещение площадью около 300 квадратных метров в цокольном этаже одного из зданий. Сейчас в помещении идет ремонт, после окончания которого гостиница сможет принять около 40 человек. Кроме того, организация располагает тремя квартирами, которые используются с этой же целью.

Осужденные могут получить 14 различных специальностей, востребованных как в самой колонии, так и на региональном рынке

Сухой закон

Сколько сегодня таких отчаявшихся людей в Мурманске, точно не знает никто. Их статистический учет не ведется. По различным предположениям, от тысячи до двух тысяч человек: бывшие детдомовцы, обманутые работодателями гастарбайтеры, жертвы риелторов-мошенников, пенсионеры, которых выгнали из дома собственные дети.

— Наша задача — сделать так, чтобы эти люди не сидели у государства на шее, чтобы они вспомнили, кто они и что они, — подчеркивает Ринат Нурмухаметов, председатель организации «Наш дом». — Желающих вернуться к нормальной жизни среди них много. Несколько дней у нас человек побудет, придет в себя, а потом говорит: «Ринат, я не могу так сидеть, мне кусок хлеба не лезет в горло. Помоги найти работу!» И мы помогаем. К слову, те, кто злоупотребляет алкоголем и не хочет возвращаться в общество, — не наш контингент. У нас сухой закон.

Организации помогают как муниципальные, так и региональные власти. Как сообщили в министер-стве социального развития Мурманской области, с 2017 года она ежемесячно получает компенсацию затрат из областного бюджета на оказание социальных услуг. «Наш дом» уже располагает несколькими квартирами, которые используются в качестве социальной гостиницы. Но, по словам Рината Нурмухаметова, крайне важно, чтобы приют имел отдельный вход — это позволит его обитателям не пересекаться с жильцами дома, которые обычно возражают против подобного соседства. Еще один приют действует на подворье Трифонова Печенгского монастыря в Мурманске. Но, по словам общественников, условия жизни в нем оставляют желать много лучшего даже для тех, кому некуда идти: тесные помещения внутри старых домиков-бараков, кровати в два-три яруса, скученность, теснота и тяжелый запах.

Когда свобода не радует

Особенно остро проблема поиска нового места в жизни стоит для определенной части бывших осужденных — тех, у кого на воле нет ни жилья, ни семьи. Нередко эти люди попросту голодают. Кроме «Нашего дома» и монастырского приюта, помощь им оказывает общественная организация «Улица», участники которой создали три пункта питания в Мурманске и один — в поселке Молочном.

— За январь количество обращений к нам составило треть от годового, а за год к нам обращаются около 100 человек, — сообщил Валерий Бабурин. — Примерно половина — освободившиеся из мест лишения свободы. У нас есть «клиенты», у которых больше десятка судимостей. Некоторые даже не помнят, сколько раз попадали за решетку. Один человек провел за тюрьме 38 лет, стал в заключении квалифицированным резчиком по дереву. Сейчас он снова отбывает наказание — вскоре после освобождения с кем-то «разобрался» по-тюремному и угодил обратно за решетку.

Власти стараются помочь инициативным общественникам. Муниципалитет на конкурсной основе выделяет организации субсидию, которой хватает на то, чтобы под-

держивать работу пунктов питания, добавляет Валерий Бабурин. В регио-нальном минсоцразвития на основе конкурса удалось получить 50 тысяч рублей, которые потратили на издание справочников для освободившихся. В общей сложности в год из муниципального бюджета «Улица» получает около 100 тысяч, еще 20-30 тысяч рублей жертвует бизнес. Но для того чтобы работать полноценно, организации необходимо 50-60 тысяч в месяц — это позволило бы нанять соцработника и своевременно оплачивать жилищно-коммунальные услуги, подчеркивает ее руководитель.

Хочешь жить — умей трудиться

Впрочем, ситуация, когда выходящий на свободу не имеет ни дома, ни родных, ни достойной профессии — явление не массовое, прокомментировали в региональном управлении Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) России. Такие люди еще до освобождения получают необходимую поддержку. Во всех колониях есть психологи и социальные работники, которые помогают осужденным восстанавливать навыки жизни в обществе. Кроме того, сотрудники УФСИН активно взаимодействуют с такими общественными организациями, как «Улица» и «Наш дом», предоставляют им списки осужденных, у которых потеряны социальные связи, нет жилья.

Те, кого ждут родные и кто в колонии не тратил время зря, а учился и осваивал новые профессии, находят в жизни свое место. Например, мурманчанин Михаил (имя изменено), освободившийся около двух месяцев назад после семилетнего срока, стал… снимать кино.

— Пока отбывал наказание, освоил видеосъемку, снимал различные ролики для новостной программы кабельного телевидения колонии, — рассказал Михаил. — Много читал, учился — было чем заняться. И вскоре после того, как я освободился, благодаря общим знакомым меня нашла девушка, которая училась на режиссера в московском вузе и должна была снять для своей дипломной работы короткометражный художественный фильм — нечто вроде криминально-любовной драмы. Предложила участвовать в качестве оператора. Совсем недавно мы фильм закончили. Сейчас занимаюсь видеосъемкой корпоративов и других мероприятий.

В колониях Заполярья действуют шесть центров трудовой адаптации осужденных, которые представляют собой небольшие промышленные предприятия. Их продукция пользуется спросом, экспонируется на различных ярмарках-выставках. Например, в 2017 году на московской выставке «Интерполитех — 2017» можно было увидеть и заказать мебель для дет-ских комнат и сувенирную продукцию, которая изготовлена осужденными.

— В каждой колонии есть профессиональное образовательное учреждение. Осужденные могут получить в общей сложности

14 различных специальностей, востребованных как в самой колонии, так и на региональном рынке труда, — отмечает пресс-секретарь УФСИН России по Мурманской области Ольга Столярова. — У нас ни один человек не выходит на свободу без свидетельства или диплома о получении профессии. На территории наших учреждений установлены киоски, где регулярно обновляется база вакансий центра занятости, дается информация, какие курсы переподготовки могут пройти осужденные после освобождения. На свободе у многих есть все шансы устроиться на хорошее место работы с достойной заработной платой.

Кстати

Те, кто остался без крова или недавно освободился из колонии, могут за счет бюджета Мурманской области восстановить документы, удостоверяющие личность, купить железнодорожный или автобусный билет домой (если поездка предполагается в пределах РФ), пройти медкомиссию для трудоустройства или сходить в баню. Кроме того, они имеют право на обеспечение одеждой, обувью и другими предметами первой необходимости, содействие в получении юридической помощи и экстренной психологической поддержки с привлечением к этой работе психологов и священнослужителей. За этими услугами можно обратиться в Мурманский комплексный центр социального обслуживания населения.

Адрес: Мурманск, ул. Володарского, д. 1 (понедельник-пятница 09.00-13.00, 14.00-17.00). Телефоны:

8 (8152) 62-09-25, 62-09-26.

ИСТОРИЯ ИЗ ЖИЗНИ: шестнадцать лет в рабстве

Те, кто помогает бездомным, в своей работе сталкиваются порой с настоящими драмами. Как рассказал председатель «Улицы» Валерий Бабурин, однажды в организацию обратились работники московской православной службы «Милосердие». Они подобрали пожилого бездомного мужчину, который оказался жителем Мурманска. Бездомный провел в Дагестане в рабстве 16 лет! Изнурительный труд, плохое питание привели к тому, что у него случился инсульт, после чего хозяева попросту выкинули его на улицу, надеясь, что больной старик быстро умрет. Но мужчина чудом добрался до Москвы, оттуда его переправили в Мурманск, где устроили в приют на подворье Трифонова Печенгского монастыря. Вид несчастного поверг Валерия в ужас: перед ним был маленький высохший человек весом около 30 килограммов, беззубый, не способный на членораздельную речь, с ногами, которые не разгибались в коленях. Удалось разыскать родственника бывшего пленника, но он не изъявил желания пообщаться с мужчиной. Неожиданно из Петрозаводска позвонила родная сестра пленника, которая увидела в какой-то карельской газете статью, рассказывавшую о судьбе ее брата. Через несколько дней сестра и племянница были в Мурманске. Оказалось, что в Карелии у него живет престарелая мама, а отец умер в прошлом году, так и не дождавшись сына. Родители все это время вели поиски, обращаясь в милицию, прокуратуру, но безрезультатно.

Сотрудники «Улицы» устроили сестре встречу с братом, который был настолько плох, что время от времени впадал в беспамятство. Но, как только сестра окликнула его по имени, он сразу же пришел в себя и узнал сестру и племянницу, которых не видел более 16 лет. В эту же ночь несчастный скончался.

Контакты

Мурманская региональная благотворительная общественная организация «Улица». Адрес: Мурманск, ул. Копытова, д. 9, кв. 3.

Телефон: +7-964-687-53-52.

Региональная благотворительная организация «Наш дом». Адреса: Мурманск, ул. Павлова, д. 3, кв. 5; ул. Кильдинская, д. 21, кв. 96.

Телефоны: +7-981-300-00-05, +7-911-322-00-00.

Алексей Михайлов

Российская газета — Неделя — Северо-Запад №7523 (60)

Комментариев: 0

В Мурманске пьяных водителей будут исправлять по норвежской программе

Психологи регионального УФСИН осваивают зарубежную методику «За трезвое вождение»

К сожалению, ни колоссальные штрафы, ни шанс на два года отправиться в места не столь отдаленные не пугают любителей погонять по улицам заполярных городов и поселков подшофе. Количество северян осужденных по статье 264.1 Уголовного кодекса РФ с каждым годом неуклонно растет. Если в 2016 году на учете в уголовно-исполнительной инспекции Заполярья стояло 555 осужденных за управление автомобилем в нетрезвом виде, то в 2017-м – уже 857 и это не считая еще 22 человек, виновных в ДТП с тяжкими последствиями, отбывающих наказание в колонии-поселения №24 в Оленегорске.

В УФСИН по Мурманской области решили изменить ситуацию, переняв положительный опыт работы с такими подопечными у Норвегии. Специально для этого в столицу Заполярья с рабочим визитом приехали представители пенитенциарной службы королевства, где эффективно применяется программа «За трезвое вождение».

— Для нашей страны водители, садящиеся за руль в нетрезвом виде, являются такой же значительной проблемой, как и для России. У нас наказание за подобное нарушение зависит от степени опьянения и начинается от трех недель лишения свободы. Научное исследование нашей программы «За трезвое вождение» показало, что она снижает вероятность рецидива, — вводит в курс дела Гейр Хенсен, глава офиса пробации в городе Агдер службы исполнения наказаний Южного региона Норвегии. – Мы не верим, что человека можно чем-то напугать, чтобы он перестал совершать те или иные поступки. Среди наших подопечных есть и те, кто побывал в авариях и видел их страшные последствия. Мы помогаем оступившимся людям начать размышлять над своим поведением и в итоге поменять его модель.

Норвежская программа «За трезвое вождение» состоит из нескольких частей. Еженедельно в течение 10 месяцев осужденный за управление автомобилем в нетрезвом виде обязан приходить в уголовно-исполнительную инспекцию, где ему оказывают медицинскую помощь, проводят с ним индивидуальные беседы и групповые занятия, на которые отведено в общей сложности 20 часов. Цель всей этой работы – дать человеку какой-то инструментарий, чтобы он смог справиться со своей проблемой, а для этого надо, чтобы он начал размышлять над ней. Психологи помогают разобраться своим подопечным в том, какая ситуацию предшествовала этому неблаговидному поступку, и какие факторы в итоге стали определяющими.

— Норвежская программа давно и эффективно используется. Правда, надо сказать, о разнице в законодательстве наших стран. В Норвегии прохождение этой программы – уголовная мера, которую назначает суд, предварительно проконсультировавшись с представителями уголовно-исполнительной инспекции, — отмечает Светлана Серебрякова, начальник отделения психологического обеспечения уголвоно-исполнительной инспекции УФСИН по Мурманской области. – Люди, которые неоднократно садятся за руль в состоянии алкогольного опьянения, как правило, делают это импульсивно и не осознают последствий своего поступка. Наша основная задача – донести до их сознания, что эта цепочка обстоятельств может привести к весьма печальным последствиям, и сформировать новые модели поведения.

Правда, перед тем, как внедрить эту чудо-программу психологам регионального УФСИН придется сначала до конца с ней ознакомиться, отправившись в мае в Норвегию, а потом адаптировать ее под российский менталитет.

ВАРВАРА РУСЛАНОВА

Комментариев: 0

Это люди, а не звери

Занятия с психологами помогают осужденным понять не только других, но и себя

Дружба с ребятишками из оленегорского приюта у сидельцев колонии-поселения № 24 завязалась давно. Соскучившиеся по семьям и собственным детям мужчины и женщины (эта колония смешанная) с радостью устраивали для воспитанников отделения социальной реабилитации праздники: Новый год, 23 Февраля. Даже по собственной инициативе День ВМФ отметили — тогда всех ребят одели в тельняшки и мастерски учили танцевать «Яблочко». Но особенно и взрослые, и дети любят, когда на сцене приюта разыгрываются сказки. Осужденные, многое в жизни повидавшие мужики, сами шьют себе костюмы медведя, ежика, волка, других лесных обитателей. Сочиняют очередную сказку для малышей и подростков, которые хлопают, не жалея ладоней.

А в последний раз (скажем лучше — крайний), когда играли «Волшебную книгу», вышел казус. Мальчуган не утерпел, вскочил со стула и забежал за спину мишки косолапого. И увидел, что под костюмом — обычные брюки, за маской — короткая стрижка.

— Вы не звери, а люди! — во весь голос воскликнул он. И даже сам не понял, насколько прав.

Душу лепят в «Мастерской души»

Этой колонии прошлой осенью исполнилось 50 лет. Сначала она была исправительно-трудовой, затем там располагался лечебно-трудовой профилакторий. И лишь в 2001 году учреждение приобрело статус колонии-поселения для мужчин и женщин, впервые лишенных свободы за преступления небольшой и средней тяжести. Сейчас около ста осужденных живут в уютном пятиэтажном общежитии. Есть клуб, спортивные сооружения, недавно построили новую столовую. Здесь сидельцы пекут хлеб (очень вкусный, кстати) и готовят еду. Кашеварят на совесть: не для кого-нибудь — для себя.

Но человеку, особенно оказавшемуся в этих стенах, остро нужна пища не только телесная. Ведь тут приходит и мучительное осознание своей вины, и желание найти дорогу к себе, заглянуть в собственную душу. Чтобы помочь это осуществить, с осужденными работают два психолога — Татьяна Пискунова и Анна Никитина.

Мне повезло: прибыв в Оленегорск и миновав контроль на входе, сразу же попала на групповые занятия психолога. И сама не заметила, как влилась в коллектив, подвинула стул поближе к кружку и стала слушать диалог психолога с участниками тренинга.

— Я просил богатство, а жизнь дала мне мозг и мускулы, чтобы я мог работать. Я просил возможности летать, а жизнь дала мне препятствия, чтобы я их преодолевал. Я просил любви, а жизнь дала мне людей, которым я мог помогать в их проблемах. Я ничего не получил из того, о чем просил. Но я получил все, что мне было нужно, — голос Татьяны, который показался мне поначалу слишком слабым и тихим, казалось, крепнет и проникает в самую душу. И заставляет задумываться собравшихся о своей жизни. Она читает слова старой притчи. И у каждого, кто внимает ей, есть возможность сверить с услышанным собственную судьбу.

— Как много людей, которые живут в будущем, не обращая внимания на настоящее и забывая прошлое, — говорит Татьяна.

И девушка Даша, которая сидит на диване в обнимку с гитарой, подобрав под себя ноги, протестует:

— А вот я живу в прошлом. Какое будущее, если я настоящего пока в упор не вижу? Хотя вокруг столько людей...

— Это из серии одиночество в толпе, — вмешивается Антон.

— Нет, — возражают ему, — это из серии неудавшейся личности.

— А кто вам сказал, что я неудавшаяся личность? 

— Некоторые живут так, словно никогда не умрут, — вставляет свою мысль один из участников. — А умирают, как будто никогда и не жили.

Официально эта комната с мягким паласом, уютными диванами, веселыми картинками на стенах и на полках называется психологическая лаборатория «Мастерская души». И странное у меня тут возникает ощущение. Словно я сижу на диспуте каких-нибудь студентов вуза, а вовсе не среди осужденных за пусть нетяжкие, но все-таки преступления. Интеллигентные лица, модные спортивные костюмы, хорошо поставленная речь. 

Судьбы-злодейки

Однако эти люди вовсе не студенты. Они здесь за кражи, ДТП со смертельным исходом, за то, что злостно не платят алименты, уклоняются от службы в армии. К примеру, рыжеволосая, похожая на русалку Даша, которая с гитарой не расстается, стащила золотые побрякушки, на чем и попалась. Почему пошла на кражу? Говорит, нечем было кормить двух своих малышек — одной восемь, второй четыре года. Когда ее посадили, родня отвернулась от нее, а отец лишил родительских прав.

— Даша, когда выйдешь отсюда, хочешь вернуть дочек?

— Не просто хочу, — говорит она со страстью. — Это моя единственная и главная цель!

— А на что будешь их кормить?

— На работу устроюсь, я в компьютерах хорошо разбираюсь. 

Еще Даша хочет уехать из своего маленького тусклого городка на самом севере области. Куда? Сама пока не знает, но с дочками. Как их возвращать, какую прорву документов надо собрать, сколько инстанций обойти — представления не имеет. Но очень хорошо, просто волшебно поет под гитару, видно, что человек творческий. Что будет у нее впереди? Туманен берег...

Сергей, морской пехотинец. Статья у него — 264 УК РФ (нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека). Ехал со службы абсолютно трезвый, зацепил обочину, машину выкинуло на встречную полосу, где ее протаранил другой автомобиль. Погибла женщина. Получил срок два года, осталось отбывать год и три месяца. Время летит быстро. И очень помогают занятия у Татьяны Викторовны.

— Мне они дают дополнительную уверенность и сокращают время отсидки. Помогают разобраться в себе. Я до сих пор не могу сказать: виноват я или нет, но на суде признал — виноват. 

— Сергей, во время занятий мы на свече сжигали то, от чего хотели бы избавиться в жизни (есть такая методика в психологии. — Авт.). А что ты написал на листке, который сжег? — спрашиваю я.

— О тех нескольких минутах аварии, что привели меня сюда.

Да, какими бы занятиями их здесь ни увлекали, все равно каждый понимает: главная, настоящая жизнь — там, на воле. 

Все ребята, с которыми я разговаривала, садились на самое красивое кресло, обитое золотистым шелком. Его сделали в колонии сами осужденные, и уже сложилась традиция: кто освобождается в группе, тот сидит в этом кресле. Его так и называют — «катапульта». Прощание выливается в целый обряд — уходящему в свободную жизнь дают напутствия, письма, открытки с добрыми словами. И хотя этот день так ждешь, и тому, кто уходит, и тем, кто остается, очень трудно удержаться от слез. 

— А когда вам доведется сесть в это кресло? — спрашиваю у военного моряка Антона, серьезного, спокойного мужчины.

— Мне? В 2020 году.

У него тоже 264 статья УК РФ. Возвращался из отпуска в Карелии домой в Североморск, нарушил ПДД, столкнулся с грузовиком, погиб человек. Был совершенно трезвый...

Самое трудное для него — разлука с близкими и друзьями. Но время, проведенное в колонии, Антон не считает потерянным.

— Я отношусь ко всему произошедшему как к данности: то, что мне сейчас дано, это какой-то очень важный жизненный урок. Чтобы я сделал какие-то выводы. Что я в жизни сделал не так и для чего мне это дано? А занятия с психологом вызывают прежде всего сильную потребность задуматься о себе. Наша группа не зря называется «Дорога к себе», и мы идем по этой дороге. Татьяна Викторовна не насильно, а очень мягко заставляет нас задуматься о жизненных ценностях, о том, какой выбор мы должны сделать сегодня и какое место определить для себя в дальнейшем, после освобождения. Прошлое мы изменить уже не в силах, а вот будущее зависит от нас.

Вы спасли мне жизнь 

«Татьяна Викторовна, я безумно вам благодарна! Вы, можно сказать, спасли мне жизнь. Я всегда буду говорить, что вы самый замечательный человек. С самыми наилучшими пожеланиями...»

Это коротенькое письмо пришло в 2013 году от девушки, жизнь которой не задалась с самого детства. Ее воспитывал отец-военный и растил, как солдата: встать, взять ранец, шагом марш в школу! Девчушка с детства никому не доверяла, в колонию пришла вся ощетинившаяся, словно ежик. А самое главное — не видела смысла жить и считала, что ничего хорошего впереди ее не ждет.

Не сразу, но сложился у нее контакт с Татьяной Пискуновой.

— Нам удалось не только сохранить ей жизнь, но и вернуть веру в себя, в то, что впереди у нее хорошее будущее, — отмечает психолог. — Это так громко пишут — профилактика суицидов. Я всегда говорю ребятам просто: вы сюда пришли живыми и здоровыми, наша задача — помочь вам, чтобы вы отсюда ушли живыми и здоровыми. И с надеждой на лучшее, с настроем на удачу. С этой девочкой было трудно, но все получилось. Она отбыла срок, встретила хорошего парня, вышла замуж, родила ребеночка. И, как я понимаю, счастлива.

Как становятся пенитенциарными психологами? Татьяна Пискунова — коренная оленегорка и свой маленький, уютный городок с белым-белым снегом и чудесным парком очень любит. А потому, когда окончила Мурманский пединститут и поработала три года в Карелии, в деревенской школе, решила вернуться. Новостью об открытии в Оленегорске колонии была шокирована. Однако, устроившись сюда психологом, поняла: осужденные это не просто «тоже люди», они просто люди. Попавшие в такие сложные ситуации, когда судьба ломает через колено, испытывая на прочность.

— Их можно сравнить с оступившимися детьми, — уверена Татьяна. — И если я помогу им совершить какой-то более осознанный правильный выбор после освобождения, то моя задача будет выполнена.

«Ничего себе дети!» — подумает кто-то. Тот, кто о колониях знает понаслышке или по фильмам на тюремную тему. Но Татьяна Пискунова считает именно так. Она все время приходит к своим подопечным с новыми идеями. И они откликаются. Многие сами задают темы встреч, выкладывают свои задумки.

— Случается, что моя роль ведущей становится минимальной, — говорит Татьяна. — Я ухожу в тень, и участники занятия не просто активно ведут его, но и подтягивают за собой тех, кто менее образован или у кого меньше опыта.

Капитан внутренней службы, мама троих детей Татьяна Пискунова, несмотря на хрупкую внешность, мягкие интонации и нежный, негромкий голос, умеет справляться с самыми сложными ситуациями. Как и ее коллега — вольнонаемный психолог Анна Никитина. Казалось бы, что может тоненькая, сильная лишь своей слабостью женщина в условиях колонии? Оказывается, многое. Стоит только взять в руки пачки писем, которые пишут им освободившиеся подопечные. Там такие слова признания и благодарности, которые можно увидеть разве что в школе, в адрес любимой учительницы. Что ж, очень возможно, что для кого-то из осужденных, потерявших веру в доброе и светлое, именно пенитенциарный психолог и стал учителем. Учителем жизни.

Нина Антонян

Опубликовано: Мурманский вестник от 21.03.2018

 

Комментариев: 0

Вспомнили, как улыбаться

Апатиты. В СИЗО-2 для осужденных открылась необычная выставка

Никогда не думала, что скажу такое, но… Осужденным, отбывающим наказание в СИЗО-2, повезло. Конечно, не в том, что они лишены свободы. Им повезло с сотрудниками, которые с ними работают — людьми инициативными, активными и творческими.

С миру по нитке

В последнее время от приглашений, которые мы получаем из апатитского следственного изолятора, отказаться просто невозможно. Потому что мероприятия уж больно интересные там проводят. Чаще всего это выставки, которые организовывает Евгений Тимофеев, сотрудник воспитательного отдела по работе с подозреваемыми, обвиняемыми и осужденными СИЗО-2. К примеру, сейчас в выставочном уголке изолятора проходит выставка “Мир музыкальных инструментов”. Задумал ее Евгений во время фестиваля “Город солнца”, где собираются в числе прочих и музыканты, которые играют на экзотических инструментах. Люди откликнулись на просьбу Евгения и предоставили инструменты для выставки. Тут можно увидеть обычную русскую балалайку, испанские маракасы и кастаньеты, африканскую калимбу, китайский барабан-погремушку, кларнет и множество других. Особое место — в витринах под стеклом — выделили экспозиции миниатюр. Малюсенькие музыкальные инструменты разложены по группам: духовые, струнные и ударные. Они попали на выставку из частной коллекции, хозяин которой не желает быть названным.

Рассматривать экспозицию интересно и просто так. Но Евгений решил, что осужденным можно устроить познавательный тематический праздник, и позвал на него девушек из студии народного творчества “Ярушко”. Так и организовался “Русский джем” — мероприятие, которое прошло в СИЗО в прошлую субботу.

 Даешь свой ансамбль!

Вначале напряженно чувствовали себя все: и артисты, и зрители.

— Волнуемся, ну и немного побаиваемся, — призналась Ольга Тимкина. — Не каждый же день в СИЗО выступаем.

Для начала Ольга рассказала об истории русских народных инструментов и показала некоторые из них. А потом, немного освоившись, она и песни петь начала, а ее коллега по коллективу Екатерина Двуреченская даже в пляс пустилась. Именно в этот момент на лицах осужденных начали появляться улыбки, а поначалу они сидели очень хмурые.

Окончательно напряжение спало, когда девушки предложили научить зрителей играть на некоторых инструментах. Больше всего осужденных привлекли гусли. Многие были уверены, что техника игры на них такая же, как на гитаре. Оказалось, совсем не так, при игре на древнем русском инструменте на струны нажимать не надо, пальцы размещаются между ними.

Попробовали свои силы осужденные и в игре на ложках, дудке, трещотках. Да так сыгрались, что в конце многие сделали вывод: пора создавать свой музыкальный коллектив! А в конце осужденные благодарили девушек из “Ярушко” не только аплодисментами, но и собственноручно испеченным пирогом с яблоками в форме балалайки.

— Такие мероприятия дают нам возможность показать осужденным другую жизнь, которую многие из них никогда не знали, — сказал уже после концерта Евгений Тимофеев. — Мне кажется, сегодня нам это удалось.

 

АННА ГЛОДЕВА 

Комментариев: 0
Страницы: 1 2 3 4 5 6 ...