В мурманской колонии № 17 состоялось празднование в честь Почаевской иконы Божией Матери

МУРМАНСК. 5 августа в православном календаре — день празднования в честь Почаевской иконы Божией Матери, которая принадлежит к числу наиболее чтимых святынь Русской Православной Церкви.  Эта дата была установлена в память об избавлении Свято-Успенской Почаевской Лавры от турецкой осады в 1675 году. Торжественные молебны в этот важный для всех православных день прошли во всех церквях и приходах России, а на юге страны – в Белгороде, где день города традиционно совпадает с этим престольным праздником, состоялся крестный ход.

В Мурманске праздник совпал с днем образования православной общины в исправительной колонии № 17, появившейся там 6 лет назад при Церкви Святой Матроны Московской. Сам храм на территории ИК № 17 открылся 11 лет назад — в 2005-м, спустя год – в 2006-м ее освятил Митрополит Мурманский и Мончегорский Владыка Симон. Сегодня его святейшество так же присутствовал на молебне за колючей проволокой. Для заключенных, пришедших к вере в местах лишения свободы, визит Митрополита очень важен. В настоящий момент в общину входят 30 человек, осужденных по разным статьям, но желающим встать на путь исправления и следовать церковным канонам. По крайне мере – насколько это возможно в колонии.

— Люди, приходя в храм, начинают исповедоваться, причащаться, узнавать больше о православной вере. На воле все они не были воцерковленными людьми, максимум отмечали Пасху или какие-то другие праздники, а здесь они приходят к истинной вере. У них меняются ценности и они преображаются, — говорит староста храма Святой Матрены при исправительной колонии № 17 Игорь Горев.

Положительные изменения в заключенных отмечает и руководитель отдела епархии по связям с УМВД, УФСИН Мурманского и Мончегорского Епархиального Управления, настоятель Кольского Благовещенского храма отец Андрей (Разинков).

— Говорят «Храм – это воля за колючей проволокой» и это действительно так. Здесь словно монастырь – на воле все обременены заботами – семьи, квартиры, зарплаты, а тут некуда спешить. В камеры? Они радуется в храме, это милость божия, но трудно ее оценить, не теряв свободы. Бог всем судья, и бывает что человек, прошедший через жесточайшие преступления, в итоге перерождается и становится другим человеком.

Празднование в честь Почаевской иконы Божией Матери в 17-й колонии завершились в клубе. Члены православной общины показали сотрудниками УФСИН и коллегам по нарам специальное театрализованное представление на библейскую тематику.

 

Александр Борисов

Комментариев: 0

Товарищ Жена, разрешите с вами станцевать!

Семейные пары областного УФСИН проверили крепость своих уз на конкурсе «Звездные судьбы»

Иногда совсем простые вопросы заставляют нас всерьез задуматься. Вот как вы понимаете слово «семья»? В словаре Ожегова говорится, что это группа живущих вместе близких родственников. Википедия твердит про ячейку общества. А что же на самом деле является семьей? Ответ на этот вопрос я узнала, как ни странно, на творческом состязании супружеских пар сотрудников системы управления Федеральной службы исполнения наказания (УФСИН) по Мурманской области. Конкурс «Звездные судьбы» прошел в заполярной столице в минувшую пятницу.

— Руководством ФСИН России была поставлена задача провести работу с личным составом по укреплению семьи и развитию талантов среди сотрудников, — пояснил цель конкурса Евгений Кулавский, начальник отдела по работе с личным составом регионального УФСИН.

Вот так четко и без всякой лирики. Но на деле вышло все очень артистично и трогательно. Шесть пар со всей области (один из супругов обязательно носил погоны) сразились в творческом поединке — пели, танцевали, рифмовали.

Контрастом запахло сразу, как я вошла в зал Дома культуры Ленинского округа. Серьезный мужчина в форме по телефону докладывал начальству, что организация мероприятия проходит без происшествий. Рядом же к выступлению готовились девушки в платьях в пол, надушенные и напомаженные. Я подошла к одной из пар узнать, что их сподвигло на участие в конкурсе.

— Начальник нас сподвиг, — пошутил Артем Александров.

— Да нет, на самом деле это приятная возможность провести время вместе, ведь у моего мужа напряженная работа. А нам интересно петь, танцевать, — улыбаясь, поправила его вторая половинка — Александра.

— Да, жена у меня творческий человек, в основном это ее инициатива, — весело добавил Артем. Это пара из Ревды, он — заместитель дежурного помощника начальника колонии, она — руководитель народного хора «Марьюшки». Что-то мне подсказало тогда, что у них есть большой шанс на победу. И нутро не подвело, именно Артем и Александра заняли первое место. Хотя, как мне кажется, победа не была главной целью участников. Сплоченность и совместный отдых — вот что важно.

Конкурс проходил в несколько этапов. Первый — визитная карточка «Наша семья...», и во время этого задания я уже успела проронить слезу. Признаюсь, поплакать хотелось много раз.

К примеру, семья Мироновых, которая в итоге заняла третье место, оформила «визитную карточку» в виде сказки. Они рассказали историю своего знакомства, рождения детей и как семейный быт заставил задаться вопросом «А где же сказка?».

— Да мы самые обыкновенные муж и жена. Мы вместе, и это сказка! Конечно, мы совсем не царских кровей, но мы настоящая и любящая семья, — такой ответ нашли Мироновы.

Потом для конкурсантов пришла очередь показать другие свои таланты — в этапах творческого состязания «Семейный дуэт» и «Танцы вдвоем». Ведущие объявили пару Щербаковых, в зале тишина. На сцену вышли Татьяна и Максим. Ноги уверенно упирались в сцену, подбородок был поднят высоко, взгляд пронзительный, серьезный. Я не понимала, что же такое они собрались петь. Заревела электрогитара и… раздались известные нам всем аккорды гимна России.

Пара запела про священную державу, могучую волю и великую славу, а с задних рядов люди потихоньку начали вставать. Вот уж не думала, что когда-нибудь буду стоять и тихонько напевать заученные с детства строки на конкурсе семейных пар сотрудников уголовно-исполнительной системы. Щербаковы знали, за какие струны души нужно задеть зрителя, возможно, поэтому они и заняли второе место. Оказывается, любовь к Отчизне тоже играет большую роль в семейном счастье.

В танцевальном состязании отличились Сергей и Анна Черновы из Мурмашей. Их зажигательные знаменитые «кручения» Джона Траволты и Умы Турман из «Криминального чтива» так покорили публику, что паре присудили приз в номинации «Семейный талант».

А в перерыве между двумя требующими серьезной подготовки этапами организаторы провели конкурс-экспромт. Ему и ей давали табличку, на которой с одной стороны написано «Я», а с другой «Он» или «Она». И ведущие задавали супругам вопросы: кто не любит мыть посуду? кто в семье транжира? кто идет первым на примирение? Муж и жена одновременно поднимали таблички с ответами. Такая очень жизненная и знакомая почти всем тема вызвала мощный отклик аудитории. Каждое поднятие таблички сопровождалось хохотом зрителей.

После жюри удалилось, чтобы определить победителей. Наградили пары и за абсолютное взаимопонимание, и за семейный талант, и за жизнерадостность и, конечно, объявили главные три места. Но суть не в призах. Я же для себя поняла значение слова «семья». Семья — это когда и тяжело, и весело вместе.

Лада ЕГОРОВА

Комментариев: 0

Двадцать пять лет назад в Мурманске был образован отряд спецназа УФСИН

Высокие, сильные, смелые. Стоишь с такими рядом и понимаешь, что можно совершенно ничего не бояться! Что ни говори, а есть работа исключительно для настоящих мужчин.

Послезавтра 25-летний юбилей отмечает спецназ УФСИН по Мурманской области. Образовался он 11 июля 1991 года и изначально назывался «Рысью», а через 8 лет стал «Айсбергом». Сейчас в отделе 33 сотрудника и еще двое готовятся в ближайшее время влиться в его достойные ряды.

 

«Мне нравится быть первым»

 

Главные задачи отдела — обеспечивать безопасность объектов уголовно-исполнительной системы, ее сотрудников, пресекать беспорядки на территории учреждений, в том числе освобождать заложников, вести розыск и задержание сбежавших заключенных. Не обходится и без командировок. В 1993 году это была Москва, где ребята участвовали в ликвидации путча, в 1995-1996 годах они работали в Грозном, в 1999-м — в Дагестане, затем снова в Грозном, в начале двухтысячных — в Чечне, где охраняли и сопровождали сотрудников миссии ОБСЕ. И по сей день бойцы выполняют различные задачи на Северном Кавказе. Это далеко не полный список того, чем приходится заниматься спецназовцам.

Какие они, бойцы спецназа? Каковы их трудовые будни? Сложно ли получить краповый берет? Как в Мурманске освобождали заложников? Об этом и многом другом в преддверии праздника мы говорили с командиром «Айсберга» подполковником внутренней службы Андреем Евгеньевичем Покровским. Эту должность он получил почти год назад, в отделе же служит уже 20 лет.

— Андрей Евгеньевич, как вы в отряд попали?

— Давно это было… Я служил на Северном флоте, потом, в 1996 году, когда мне было 23, решил, что хочу продолжить службу на суше. Сначала пришел в ОМОН, в СОБР, представил свои данные, хотел устраиваться. И тут мне сказали, что есть еще один спецназ, тогда он базировался в Росляково. Я пришел, поговорил с командиром, сдал документы, начал проходить проверку. Все получилось.

— Теперь вы уже командир. Как дослужились до этой должности? Это была цель?

— Как говорится, плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Хотя не скажу, что именно должность была моей целью. Мне нравилось становиться первым, в том числе в соревнованиях. Сложилась такая ситуация — командир ушел на повышение, стали подбирать нового. Было три кандидатуры. В итоге выбрали меня, в том числе с учетом мнения коллектива.

Отдел спецназа — это та структура, руководить которой чужого не поставят. Нужно выбирать из своих, иначе будет очень сложно.

— Говорят, в 90-х годах спецназ УФСИН участвовал в освобождении заложников?

— Это было в 1995 году. В СИЗО-1 двое заключенных захватили в заложницы двух медработников. Их освобождение и обеспечивал спецназ. Одного террориста застрелили, второго ранили. Заложницы не пострадали.

Чтобы выполнять задачи, мы досконально изучаем каждое учреждение, все его помещения: периметр зоны, какая колючая проволока, как она охраняется… Наших сотрудников даже привлекают, чтобы определить слабые места зоны, мы пытаемся сымитировать побег. Например, одеяло набросить на колючую проволоку и перелезть. Так мы отрабатываем подобные моменты, чтобы знать, чего можно ждать со стороны заключенных. Нюансов очень много и в освобождении, и в захвате, и так далее. Каждый сотрудник, который выполняет какую-то задачу даже в составе группы, любой свой шаг должен отрабатывать до мельчайших подробностей.

 

Ум и сила в одном флаконе

 

— Каким должен быть человек, чтобы попасть в «Айсберг»?

— В отряде хочется видеть человека коммуникабельного, с головой, с высшим образованием. Чтобы парень не просто был физически хорошо развит: бегал, стрелял, подтягивался… Нам не нужны тугодумы. Поэтому на первом месте у нас прохождение психолога. Людмила Новикова, единственная девушка в нашем отряде. И я ей очень доверяю. Вот сотрудник к нам собирается прийти, здоровый, высокий. Она с ним поговорила, приходит ко мне: «Андрей Евгеньевич, все хорошо, но его нужно будет гнать из-под палки, он безынициативный». А здесь не нужен боец, который всегда будет только ждать приказа. Были случаи, когда парни приходят в отряд, проходят проверку, отработают год-два и уходят. Просто не могут ужиться в коллективе, например, если слишком замкнутые. Вот есть у нас снайпер. Получил винтовку и сразу стал ее усовершенствовать. И все что-то новое хочет, спрашивает. Ему все интересно. Вот такие люди нужны.

— Трудно нынче найти бойцов?

— Очень тяжело. Многим хочется работать за компьютером. Это я про молодежь лет до 30.

— Ваша служба предполагает работу с довольно сложным контингентом — людьми, лишенными свободы. Нет страха или какого-то дискомфорта?

— Мои бойцы, которые работают именно в учреждениях, это широкоплечие ребята ростом от 180 см. Я с собой беру трех-четырех таких, и мы заходим в учреждение, где отряды по 120-130 человек. Так что это они боятся лишнее слово сказать.

— А если все-таки начнется беспорядок, что делать?

— Больше нужна психологическая работа. Если не поможет, начнем работать физически. Как бы то ни было, в конфликте есть инициатор, ведь таковыми не могут быть все сразу. Организатора необходимо блокировать и изолировать. Еще пару самых активных положить на пол — люди понемногу начнут расходиться.

 Отступать уже нельзя

— У спецназовцев по сравнению с людьми мирных специальностей, наверное, не так развито чувство самосохранения…

— Возможно… Когда ты пришел в такое подразделение, прошел проверку, получил, прошу прощения, по морде, к боли, да и к прочему начинаешь относиться несколько иначе. В 23 года на проверке мне поломали нос. Я стою и думаю: «Ну зачем же мне это все надо? Я армию прошел уже. Куда я лезу? У меня есть семья». Потом все равно идешь служить. Что касается волнения, то при выполнении любой операции тебя начинает трясти. Главное — сделать первый шаг: начал ты — за тобой группа. И уже нельзя отступить, ты не имеешь на это права.

— Вне работы вы общаетесь со своими сотрудниками?

— Не так чтобы часто, но да, бывает. И семьями дружим. Созваниваемся, переживаем, радуемся друг за друга.

— У скольких бойцов в отряде краповые береты?

— Таких у нас восемь человек.

— Как думаете, сейчас бы вы снова смогли сдать все нормативы на его получение?

— Наверное, это было бы сложно, хотя чисто физически я готов. Открывается какое-то второе, третье дыхание… Я получал свой краповый берет в 25 лет. До сих пор помню, как при выполнении комплекса упражнений сильно сжал веревку и просто обжег все руки. Так и бегал целый день потом, ничего не чувствуя ими, кроме боли. Было дело, я принимал экзамен у сдающих на краповый берет. И вот один боец, мастер спорта по рукопашному бою, вцепился в меня, а я был в форме. Так я из нее вылез, матерюсь и — снова на него! А тот не может понять, чего я хочу. Говорит мне потом: «Евгеньевич, ты сумасшедший! Зачем ты меня так избивал?». А там азарт такой в процессе появляется, что просто не описать.

— Андрей Евгеньевич, напоследок, может быть, поздравите виновников торжества с праздником?

— Я поздравляю сотрудников отдела, ветеранов отряда. Желаю счастья. Большое всем спасибо. А своим бойцам желаю удачи. Наш отряд выполняет боевые задачи только благодаря вам, парни! И спасибо нашему тылу: женам, матерям, сестрам, детям.

 

 

Екатерина БОГДАНОВА

Комментариев: 0

Кадровый запас

Осужденных в Мурманской области обучат востребованным на рынке профессиям

 

Учебные заведения мурманских колоний получат аккредитацию на преподавание новых программ. В следующем учебном году осужденные смогут поступить на специальности «Технология легкой промышленности» и «Электромонтер по ремонту и обслуживанию электрооборудования». Предполагается, что студентами в 2016/2017 учебном году станут 580 человек. Выпускники получат диплом государственного образца.

Ранее во всех образовательных заведениях, функционирующих в учреждениях УФСИН, выдавали свидетельства собственного образца, которые не все работодатели принимали во внимание. Теперь бывшие осужденные смогут выйти на рынок труда с конкурентными преимуществами. Тем более что практикой студенты за решеткой обеспечены на протяжении всего срока наказания.

— Бывали случаи, когда наших осужденных буквально ждали у ворот в день освобождения. Когда у нас была художественная ковка, одному кузнецу предприниматель даже оборудовал помещение, чтобы сразу после выхода на свободу он мог приступить к работе. Такая же история была с поварами и автомеханиками. Хорошие руки всегда нужны, — делится начальник пресс-службы УФСИН по Мурманской области Ольга Столярова.

По данным мурманского центра занятости, работников на вакансии технического профиля находят с трудом. Работодатели требуют от соискателей специфических знаний и навыков, а также достаточно высокого уровня мастерства. Электромонтеров высокого класса мало. Технари по-прежнему в дефиците.

— Заработная плата таких специалистов от 30 тысяч рублей в месяц. Нужно сказать, что низкоквалифицированные рабочие без государственных дипломов будут получать в два раза меньше. В 2015 году места на производствах в Мурманске заняли 122 человека, прибывшие из мест лишения свободы, — сообщил специалист центра занятости.

Сегодня среднее профессиональное образование можно получить на территории всех исправительных учреждений Заполярного региона. Работает четыре училища. Ежегодно они выпускают более 600 человек. Учебные планы формируют по рабочим профессиям, в первую очередь востребованным на производстве в центрах трудовой адаптации и на рынке труда Мурманской области.

Так, например, несколько лет назад государственную аккредитацию получили по направлениям «Архитектура и строительство», «Энергетика, энергетическое машиностроение и электротехника» для двух учебных центров.

— Мы исходим и из имеющейся материально-технической базы образовательных учреждений. Ведь важно, чтобы человек мог реально работать, практиковаться, сдавать квалификационные экзамены. Например, очень востребованы сейчас газосварщики, но пока мы такое обучение открыть не можем, потому что это опасное производство. Нам нужно строить помещения для обучения. Поэтому это направление пока может быть развито только в перспективе, — отметила старший инспектор группы организации профессионального образования УФСИН России по Мурманской области Екатерина Щукина.

Для того чтобы получить аккредитацию по новым специальностям, в колониях переоборудовали учебные корпуса и производственные мастерские, закупили современные инструменты, которые сейчас используются на предприятиях.

 

— В последние годы в исправительных учреждениях повсеместно наблюдается рост числа осужденных, имеющих крайне низкий образовательный уровень, никогда ранее не работавших и не учившихся. Поэтому основные усилия направлены на укрепление материально-технической базы образовательных учреждений, создание дополнительных учебных мест, приобретение современного технологического оборудования, ремонт зданий и помещений учебных заведений, — отметила Екатерина Щукина.

Начальник мурманского управления Евгений Шихов рассказал, что потенциальные работодатели оценивают работу многих мастеров из мест лишения свободы по изделиям, которые поставляют из колоний в школы, административные здания, рестораны и показывают на выставках.

А вот электромонтеры, монтажники и слесари зарабатывают хорошие характеристики, трудясь в зоне. Оказалось, многие работодатели без предубеждений относятся к прошлому потенциальных соискателей и предпочитают заранее получить информацию о хорошем работнике от руководства УФСИН.

 

Недавно в одной из колоний установили электронный киоск центра занятости. С его помощью готовящиеся к освобождению могут лично провести мониторинг рынка труда, увидеть уровень зарплат и получить контактную информацию. В ближайшее время такие установки появятся и в остальных исправительных учреждениях.

Евгения Волкова

Комментариев: 0

Поздоровались с солнцем

Северное солнце, как и сами жители заполярных широт, по своей натуре скромно и сдержанно. Без веской на то причины не покажется из-за туч, не прольется всей мощью светового потока. Но участникам спортивного фестиваля среди учреждений уголовно-исполнительной системы Мурманской области удалось-таки дружно докликаться до небесного светила.

Еще буквально накануне название фестиваля — «Здравствуй, солнце!» — звучало, как издевка. Ну, какое солнце, если метет пуще, чем зимой! Зато двадцать пятого марта облака развеялись, как по заказу. Яркий свет разлился над озером Круглое, где собрались работники и ветераны учреждений УФСИН со всего региона вместе со своими семьями. Глава Оленегорска Олег Самарский поприветствовал многочисленных участников фестиваля, среди них были и новички в лице сотрудников межмуниципального отдела МВД России «Оленегорский».
Соревнования стартовали ранним утром. Первые волнения спортивного азарта испытали любители подледной рыбалки. По прибытии капитанам команд вручили пакеты для сбора улова. По сигналу ракеты удильщики выдвинулись к местам лова. Каждому участнику разрешалось использовать одновременно не более двух удочек, оснащенных парой мормышек или крючков. Приманку и насадку рыболовы подбирали без ограничений. Мотобуры и эхолоты — под запретом. За «чистотой» борьбы строго следили судьи. Рыбаки состязались за право называться самым быстрым — если у первого клюнуло, самым удачливым — коли поймал самую «увесистую» рыбу, самым профессиональным — ежели вес улова наибольший. Кроме того, проводился конкурс на скоростное бурение лунки.
В рамках фестиваля состоялось лично-командное первенство по лыжным гонкам среди мужчин и женщин. Правоохранители играли в зимний футбол в валенках, перетягивали канат, участвовали в эстафете на лесных лыжах, мастерили чучела зимы и готовили блины. Лучших в своем виде программы ждали кубки, дипломы и памятные призы. Кстати, переходящий кубок фестиваля достался коллективу ИК-18 из поселка Мурмаши.
На протяжении всего праздника работала полевая кухня — участников и гостей угощали чаем и солдатской кашей. У палаток жарились шашлыки. За «нагуливание аппетита» отвечали не только соревнования, но и поездки на буране с ветерком.
На озере царила потрясающая атмосфера! Складывалось впечатление, будто одна большая семья приехала на пикник. Коллеги с интересом общались на личные и рабочие темы. Фестиваль, без сомнения, внес свой вклад в сплочение коллективов, скрасил суровые будни работников исправительных учреждений.

Из первых уст

Евгений Шихов, врио начальника УФСИН по Мурманской области:
— Идея родилась из совместных выездов на рыбалку и прижилась. Работа у нас не из легких, поэтому был придуман фестиваль, чтобы работники исправительных учреждений могли развеяться, пообщаться друг с другом в неформальной обстановке. Фестиваль «Здравствуй, солнце!» проводится во второй раз: в прошлом году он состоялся в Ревде, в этом году — в окрестностях Оленегорска. Спортивный праздник уже успел полюбиться нашим работникам, которые ждут его с нетерпением.

Олег Ворожцов, начальник колонии-поселения № 24 (Оленегорск):
— Даже находясь в отпуске, я провожу время здесь. Приятно видеть коллег, с которыми работаю бок о бок, и не одних, а вместе с семьями, которые весело отдыхают, участвуют в соревнованиях. Оленегорск постарался со всем радушием принять гостей на своей земле. Спасибо главе города Олегу Самарскому, поддержавшему нашу инициативу.

Комментарии с лыжни

Юрий Звягинцев, инспектор ДПС отдела ГИБДД МО МВД России «Оленегорский», дебютант фестиваля:
— Не только в первый раз участвую в фестивале, но и впервые ради такого случая встал на лыжи. Убедился, что этот вид спорта — не мое, но впечатления все равно прекрасные. Хочу отдельно отметить отличную организацию мероприятия. Даже не ожидали, что будет столько палаток и гостей. Атмосфера классная! Думаю, и в дальнейшем будем участвовать нашим отделом полиции, соберем команду, лучше подготовимся.

Александр Егоров, начальник отряда исправительной колонии № 16 (Мурмаши):
— Воспринимаю спортивный праздник как психологическую разгрузку для сотрудников, а для меня это еще и разминка перед Праздником Севера: в Долине Уюта бегу марафон — 60 км. Конкуренция большая. Попасть в первую сотню — это уже успех.

Анна Павликова, инспектор отдела исполнения наказаний и применения иных мер уголовно-правового характера уголовно-исполнительной инспекции (Мурманск) (на финише хозяйку с нетерпением дожидалась собака по кличке Рейчел):
— Я 15 лет профессионально занималась биатлоном. База, наработанная годами, помогает мне до сих пор. В прошлом году выиграла гонку в рамках фестиваля. Надеюсь на хороший результат и в этот раз, тем более нам так повезло с погодой: солнце припекает, не ветрено. По долгу службы в мои обязанности входит контроль осужденных, отбывающих наказание без изоляции от общества — в виде исправительных, обязательных работ, «условки», отсрочки или домашнего ареста. Очень рада, что служу именно здесь.

Своими впечатлениями лыжники поделились с корреспондентами «ЗР», еще не зная результатов. Как выяснилось, и Александр Егоров, и Анна Павликова стали победителями первенства в своих группах, с чем их и поздравляем!

Алена ШТЕПЕНКО

gazeta-zap-ruda.ru/

Комментариев: 0

Город для детей, город без сирот

В столице Заполярья состоялось заседание Координационного совета по реализации программы «Детская деревня-SOS в Мурманской области». На нем были подведены итоги прошедшего года и намечены основные направления деятельности на 2016-й.

Важно отметить, что все многочисленные проекты этой программы финансируются из внебюджетных источников. За 2015 год организация отправила в различные благотворительные фонды девять грантовых заявок. Это позволило привлечь в социальную сферу региона 77 миллионов рублей. А один из наиболее интересных проектов — «Мир вокруг тебя» — по предоставлению социально-педагогических услуг женщинам, воспитывающим детей до трех лет и освободившимся из мест лишения свободы или имеющим отсрочку исполнения наказания до достижения ребенком 14 лет, — даже победил в конкурсе президентских грантов. Его презентацию провела на совете начальник отделения психологического обеспечения УИИ УФСИН России по Мурманской области Светлана Серебрякова.

— Мы не только исполняем наказание, но стараемся вносить в нашу работу социальную направленность, — отметила Светлана Григорьевна. — Это помогает сделать процесс исправления успешным. Очень важно, что имеющие детей женщины, которые находятся в конфликте с законом, сейчас выделены в целевую аудиторию. Напомню, женская преступность имеет гораздо больше негативных последствий для общества, чем мужская. Когда мама попадает в места лишения свободы, страдает прежде всего ее ребенок. В настоящее время в Мурманской области нет специализированного учреждения, которое бы оказывало помощь именно женщинам с судимостью. Для того чтобы работать с этой категорией, надо иметь определенные навыки, подходы, найти необходимые струнки и рычаги, чтобы суметь внушить оступившейся женщине верные мысли, а при необходимости и что-то потребовать. И конечно, оказать ей всемерную помощь.

Этот проект далеко не единственный, который получил заслуженное признание. О работе с семьями, где живут дети-инвалиды, подробно и убедительно рассказали координатор проекта «Открытый мир» регионального центра развития семейных форм устройства детей Лариса Рябкова и директор Мончегорского комплексного центра социального обслуживания населения Наталия Янушко. Кстати, в Мончегорске проект «Благополучная семья для особого ребенка» успешно реализуется при поддержке ГМК «Норильский никель».

Отчитываясь о том, что сделано в минувшем году, директор программы «Детская деревня-SOS в Мурманской области» Елена Викторова подчеркнула: уже осуществлено немало полезных проектов, но впереди еще много задумок и планов. Проведена подготовка к вхождению учреждений SOS в реестр поставщиков социальных услуг. Также проделана большая работа, нацеленная на повышение качества оказываемых услуг.

Новый виток получило материальное оснащение учреждений. Обновлена бытовая техника в социальном приюте в Мурманске. В Дом молодежи областного центра приобретено швейное оборудование, там же выполнен косметический ремонт, обустроен отдельный вход. В Детской деревне в Кандалакше появился новый автобус, а в семейных домиках — современная мебель. В центре развития семейных форм устройства детей и в Доме молодежи обновлена оргтехника. Обучение современным технологиям работы с семьями и детьми прошли 460 человек. Впоследствии именно они стали гостевыми родителями и персональными ассистентами ребят с особенными потребностями. За год их помощью воспользовались родители 23 юных северян.

— Кроме того, 280 детей постоянно находились на индивидуальном сопровождении, — отметила директор центра развития семейных форм устройства детей Зиля Малышева. — Сопровождение — это комплексная поддержка семей. В нее входит и психологическая, и педагогическая помощь, а при необходимости юридическая. Плюс — оказывается финансовая и гуманитарная поддержка. У нас в рамках проекта «Вместе с мамой» работает социальная гостиница-приют, куда попадают женщины, которые находятся в трудной жизненной ситуации, — беременные и молодые северянки с новорожденными. Как правило, им негде жить, поэтому наша услуга очень востребована. В 2015 году социальной гостиницей воспользовались пять женщин и пять детей. На пожертвования благотворителей туда закуплены новые кровати, телевизор, мягкий инвентарь, бытовая техника.

О тех изменениях, которые происходят в Детской деревне-SOS в Кандалакше, рассказал ее директор Игорь Посацкий.

— Раньше там проживали только сопровождающие семьи, а теперь к ним добавились и приемные, — сообщил Игорь Иосифович. — Сейчас у нас четыре такие семьи, где воспитываются 15 приемных детей. Три из них полные — с мамой и папой, одна — неполная. В наступившем году планируется разместить в деревне еще одну приемную семью. 43 ребенка воспитываются в восьми сопровождающих семьях. Кстати, со временем мы добьемся того, что все проживающие на территории деревни семьи станут приемными. Таким образом мы поддерживаем мнение президента России о том, что все дети должны жить в настоящих семьях.

Условие для каждой приемной семьи — воспитание не менее шести детей, для проживания которых выделяется комфортабельный двухэтажный дом. Хотя можно взять и семь, и восемь ребятишек. Причем в их числе могут воспитываться и кровные, собственные дети.

Координационный совет собрал около тридцати участников из различных ведомств — специалистов по социальной работе, медиков, психологов, чиновников, руководителей молодежных программ, волонтеров. Разговор получился очень эмоциональным и совсем не казенным. А оценить итоги этого мероприятия я попросила начальника отдела опеки и попечительства комитета по образованию города Мурманска Светлану Рудневу.

 

— Заседания совета всегда проходят с большой пользой и дают хороший потенциал для дальнейшей работы с семьями, в которых что-то неблагополучно, — сказала Светлана Николаевна. — В ходе встречи поднимались проблемы своевременного оказания помощи неблагополучным семьям, и отрадно, что принимаемые решения, как правило, работают на результат. А ведь каждый результат — это оценка деятельности. Вот, скажем, мы — мурманчане — получили такую оценку совсем недавно с позиции Совета Федерации, Фонда поддержки детей, где было признано, что Мурманск — лидер в конкурсе муниципалитетов России «Города для детей». Но, уточню, нам помогли получить столь высокую оценку в том числе и наши коллеги-партнеры. Прежде всего это Детская деревня-SOS, а также центр развития семейных форм устройства детей. Вместе с ними мы работали по профилактике социального сиротства и семейного устройства ребят, оставшихся без попечения родителей. Особенно удалось партнерство в таких проектах, как «Вместе с мамой» — профилактика отказов от новорожденных и лишения родительских прав, «Спасательный круг» — подготовка семей, принимающих на краткосрочное размещение детей, чьи родители оказались в кризисной ситуации, «Верные друзья» — с активным использованием канистерапии, «Приемные семьи», «Семейно-групповые конференции» и других. Работая в тесном сотрудничестве с организациями-партнерами, мы делаем одно общее дело. Ведь самое важное — помочь каждому сироте обрести семью. В России не должно быть сирот — так считаю не только я, но и все мои коллеги. 

Нина АНТОНЯН

Комментариев: 0

Мурманчанка смастерила в подарок подруге куклу-офицера

А какие оригинальные сюрпризы получали вы?

 

— Знаешь, мне на день рождение коллега сделала необыкновенный и, наверное, самый оригинальный за всю мою жизнь подарок – куклу в точности похожую на меня, — с непередаваемым восторгом делится радостью начальник пресс-службы УФСИН России по Мурманской области Ольга Столярова . – Пойдем – покажу эту прелесть.

От подарка, действительно, глаз было не оторвать. Волосы, форма и даже фотоаппарат, с которым Ольга не расстается ни на минуту – образ куклы (лицо у всех моделей одинаковое: шар с двумя точками и формально обозначенным носом – Ред.) был продуман автором до мельчайших подробностей. Разумеется, удержаться от искушения познакомиться с творцом этого шедевра я не смогла. Оказалось, что рукодельница Ольга Боровик-Самохина работает в Управлении федеральной службы исполнения наказания России по Мурманской области , а в свободное от службы и домашних хлопот время создает кукол.

— Впервые столь необычную поделку я увидела у дочери супруга от первого брака примерно полгода назад, которая занимается этим рукоделием. Мне очень понравились куклы, но как самой создать такую красоту я узнавать не стала, а лишь выяснила, где в Мурманскеможно ее приобрести, — вспоминает, как пристрастилась к своему увлечению, Ольга Боровик-Самохина.

 

В мастерской на проспекте Ленина женщина выбрала одну из имеющихся в наличии кукол и купила в подарок своей коллеге. Ольгу поразила та гамма эмоций, которую испытывает человек, когда получает такой сувенир. Мурманчанка решила порадовать еще несколько близких людей, но каждый раз оказывалось, что мастерская завалена заказами, а в наличии кукол нет. В итоге Ольга вместе с коллегой записалась на курсы. За четыре занятия, подруги освоили азы этого, на первый взгляд, нехитрого мастерства.

— Учеба выпала как раз перед моим отпуском. Так что я параллельно применяла полученные знания на практике, создавая необычные подарки своим сестрам, которых собиралась навестить. С тех пор и повелось, что к какому-либо событию в жизни близких мне людей я мастерю куклу, тщательно подбирая ее образ под будущего владельца, — признается Ольга.

За это время женщина успела сделать шесть кукол. Кстати, первая игрушка живет у нее дома – ведь мастерила ее рукодельница для своей дочери. Девочка такому подарку обрадовалась и теперь Зефирка обитает на полке рядом с кроватью малышки. Правда, ее хозяйка предпочитает назвать любимицу Соней, мол, кукла создавалась по ее подобию, а значит и имя должна носить соответствующее.

— Самая сложная работа из всех – это подарок для Ольги Столяровой. Обычно я создаю романтических особ в платье с накидкой, а тут был весьма непривычный образ. Правда, сначала я подумывала сделать куклу-волейболистку, но потом решила, что в ней будет мало женственности, и остановилась на образе офицера, — делится секретами мастерица.

 

Самой сложной работой оказалась кукла для Ольги Столяровой. Фото: Из личного архива героя публикации

Воплощение идеи далось Ольге тяжело. Женщина сначала специально искала темно синий материал для формы и звездочки на погоны со стразами, потом долго корпела над пилоткой. На курсах ей дали выкройки шляпок, а вот с какой стороны подходить к созданию военного головного убора она не знала. К слову, на него у затейницы ушло около трех дней. Мурманчанке повезло: маленький фотоаппарат из пластмассы она смогла купить в одном из специализированных магазинов. А потом, когда кукла была почти готова, оказалось, что челку ее прототип носит на другую сторону, — пришлось переделывать.

— В целом на создание этой куклы ушло две недели. Мне повезло, что у старшего сына были летние каникулы, и не надо было с ним заниматься, да и решать вопросы, связанные с детьми. Так, что каждый вечер после работы я садилась за любимое хобби. С началом учебного года времени на свое увлечение практически не остается – возможность поработать появляется только на выходных. Конечно, маленькие вещи шить очень сложно. Иногда нервы не выдерживают – бросаешь, а позже возвращаешься и уже доводишь до ума, — говорит Ольга Боровик-Самохина.

 

Теперь на очереди у мурманской рукодельницы — создание игрушки для подруги из Пскова. Для нее женщина смастерит куклу-мамочку, держащею в руках ребеночка в конверте. Когда поделка будет готова, Ольга отправит ее адресату посылкой. Только вот, к сожалению, счастливых глаз подруги, которая раскроет необычный подарок, мурманчанка увидеть не сможет, а ведь они лучшая награда для затейницы.

Елена МОЛОДЦОВА

Комментариев: 0

Представитель НКО впервые вошел в Общественный совет при УФСИН России по Мурманской области

 С 2016 года в составе совета впервые будет работать председатель благотворительной общественной организации помощи бездомным «Улица» Сергей Бабурин. Организация много лет помогает людям, освобождающимся из мест лишения свободы, находить работу, восстанавливать документы, возвращать через суд незаконно отнятое жилье и другое имущество.

Общественный совет при региональном Управлении исполнения наказаний провел в Мурманске последнее в 2015 году заседание. Участники встречи подвели итоги деятельности в уходящем году, наметили план мероприятий на 2016 год и выбрали новых членов.

В состав Общественного совета при УФСИН России по Мурманской области традиционно входят представители государственных организаций, журналисты, священники, бизнесмены, ветераны уголовно-исполнительной системы, которые в силу своей работы соприкасаются с деятельностью пенитенциарного ведомства. Они получают приглашение войти в состав общественного совета, где курируют соответствующие направления работы.

Член совета Елена Красовская много лет является заместителем председателя региональной комиссии по делам несовершеннолетних, поэтому в совете она отвечает за работу с ними. Так как в Мурманской области нет колоний для несовершеннолетних, Елена с коллегами посещает следственные изоляторы, где они находятся во время следствия. «Изучаем бытовые условия, медицинское обеспечение, разбираем жалобы, — рассказывает Елена Красовская. — Недавно один из задержанных подростков рассказал о серьезных проблемах дома. Я обратилась в муниципальную комиссию Мурманска, которая помогла маме выйти из трудной жизненной ситуации, найти работу, а парня — одеть и обуть».

Входящие в состав совета представители бизнеса выступают спонсорами и занимаются трудоустройством людей, освобождающихся из колоний. В частности, руководитель ООО «Смирнов» Александр Смирнов принимает на работу бывших осужденных Оленегорской колонии-поселения в качестве строительных рабочих.

Начиная с нового года, в составе совета впервые будет работать представитель НКО. Им стал председатель МРОО «Улица» Сергей Бабурин. В 2015 году «Улица» занялась правовым консультированием тех, кто еще находится за решеткой. Проект получил название «Право на помощь» и реализуется на грант Комитета по взаимодействию с общественными организациями и делам молодежи Мурманской области. Обращения осужденных касаются вопросов представительства в суде, восстановления сроков на вступление в наследство, помилования, медицинского обслуживания, обеспечения жильем после освобождения. Совместно с прокуратурой по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях активисты «Улицы» проводят проверки условий содержания осужденных.

 

Агентство социальной информации

Комментариев: 0

Массмаркет в зоне

Тюрьмы могли бы стать сверхприбыльными предприятиями

Сегодня предприятия исправительных учреждений работают с небольшой прибылью, до 10 процентов. Однако в современных экономических условиях цеха за колючкой оказались в более выгодном положении, чем, например, частные производства свободного рынка, уже хотя бы потому, что колонии и тюрьмы имеют стабильный госзаказ больших объемов от самих себя.

Без рекламы

Одежду, продукты питания, казарменную и камерную мебель, двери — все жизненно необходимое администрация исправительных учреждений заказывает на своих же предприятиях либо у коллег. И тем не менее, что называется, сорвать куш и увеличить прибыль в разы у этих предприятий пока не получается.

В Мурманской области пять исправительных колоний и одна колония-поселение. В них налажено производство одежды и мебели, некоторых продуктов питания, ковка железа, организованы фермерские хозяйства. Помимо государственных заказов на обеспечение деятельности исправительных учреждений, все предприятия участвуют в тендерах на поставку мебели или швейной продукции.

— Дело в том, что мы работаем по закону о госзакупках — необходимо проводить конкурс на закупку сырья, а этот процесс отнимает много времени. На подготовку документации, размещение конкурса и его проведение уходит не меньше месяца. Если, например, школа или муниципальное предприятие объявляют конкурс на поставку мебели и мы планируем в нем участвовать, сразу смотрим на сроки, а там время поставки две недели со дня подписания контракта. За две недели мы только разместим конкурсную документацию на закупку сырья. То есть нам нужно иметь материал в запасе, а это, естественно, значительное вложение оборотных средств. При том что неизвестно, выиграем мы конкурс или нет. И вот эта система нас тормозит, — объясняет начальник отдела трудовой занятости УФСИН по Мурманской области Владимир Царев.

Неповоротливой система оказалась и для индивидуальных заказчиков. Например, мебель в мурманских колониях делают по индивидуальным эскизам из массива и прессованных опилок — качество вполне конкурентное. Чтобы обойти систему закупок, колония оказывает услугу только по изготовлению мебели. В этом случае купить и доставить на производство материалы необходимо клиенту. Этот процесс многим покажется обременительным.

То, что в тюрьмах можно заказать мебель, сруб для бани и дома, у населения не на слуху. Рекламы этих предприятий практически нет. Хотя были времена, когда потребители стояли в очередях за кухонными гарнитурами, а закрытое производство приносило неслыханную прибыль, вспоминают сотрудники УФСИН. Исправительная колония N 20 в поселке Зеленоборский Мурманской области в 1960 году выпускала мебель и кистещеточную продукцию. Гарнитуры и щетки продавали в Мурманской области, Красноярском крае, Хатанге. Сырье в Заполярье поставляли из Прибалтики, Грузии и Молдовы. Тогда это было самое передовое и прибыльное предприятие региона.

Сегодня общая годовая прибыль производств в исправительных учреждениях Мурманской области пять — шесть миллионов чистыми. Это восемь процентов прибыли от объема произведенной продукции, выполненных работ и оказанных услуг.

Потерянная прибыль

А сумма могла бы быть в разы больше. Ведь сегодня предприятия системы исполнения наказаний имеют конкурентные преимущества прежде всего в стоимости продукции. Так, например, весь руководящий состав производства получает зарплату из федерального бюджета, и она не закладывается в себестоимость. На услуги по пошиву одежды или изготовление мебели не начисляется НДС. И это тоже снижение себестоимости. Цеха по деревообработке работают, как правило, с местным лесом, который заготавливают в Мурманском регионе или на севере Карелии, а значит, не нужно переплачивать за доставку сырья. Ближайшие конкуренты мурманских колоний в Карелии и Вологде.

В Вологодской области расположены десять исправительных колоний. Заключенные делают самые разные изделия на заказ, от пошива белья, постельных принадлежностей до форменной одежды. В колониях выполняют распиловку леса на брус, изготавливают скамьи, кресты и даже гробы. В Сокольском районе, например, специализируются на выращивании овощей. Причем довольно экзотических — французского редиса и императорской моркови. В парниках осужденные разводят длинноплодные огурцы и такой сорт помидоров, отдельные экземпляры которых едва помещаются в ладони. А некоторые виды арбузов и вовсе выращивают в подвешенном состоянии. Как комментируют в УФСИН Вологодской области, руководство колонии заинтересовано в подобных видах занятости осужденных и оказывает всяческую поддержку: нужным посадочным материалом, удобрениями, поливочным инвентарем. Региональные колонии пытаются взять на себя и развитие птицеводства для нужд исправительной системы всей России. В поселке Малечкино Череповецкого района уже работает подобная ферма. Выпускают здесь не только обычные изделия, но и кошерную продукцию. В Карелии исправительные колонии также предлагают разнообразную продукцию: сувениры, срубы домов, бань, мебель, рюкзаки, тротуарную плитку. Но здесь о больших производственных показателях говорить не приходится. В карельских и вологодских колониях высокая конкуренция. Исправительные учреждения Северо-Запада предлагают идентичные услуги. Заказов мало.

В Калининградской области за решеткой тоже разместились несколько десятков производственных участков. Осужденные, или, как их еще называют, спецконтингент, обрабатывают металл, изготавливают нарды, шкатулки, шахматы и другую сувенирную продукцию, работают на производстве строительных материалов и продуктов питания, шьют одежду и постельные принадлежности. За десять месяцев текущего года производственный сектор исправительных учреждений заработал на различных товарах и услугах 77,8 миллиона рублей. Чистая прибыль после выплаты всех налогов составила 5,7 миллиона рублей, сообщает УФСИН России по Калининградской области. Впрочем, рабочие руки до сих пор остаются в избытке. К оплачиваемым работам удалось привлечь чуть больше 27 процентов осужденных. В прошлом году региональное управление ФСИН России даже обращалось в правительство области с предложением предоставить предприятиям, которые размещают производства в исправительных учреждениях, налоговые льготы. Региональные власти посоветовали согласовать инициативу с Федеральной службой исполнения наказаний, чтобы затем, выработав единую позицию, выходить на уровень правительства РФ.

Кстати, правительство Мурманской области еще в 2009 году снизило ставку налога на прибыль для предприятий в колониях на четыре процента. Однако проблема трудоустройства доброй половины осужденных не решилась.

— Наша задача — предоставить возможность трудиться осужденным, обеспечить их работой, если требуется, дать специальность. Мы не ставим себе цель повысить прибыль до 20 или 30 процентов потому, что это не основная наша задача, — считает Владимир Царев.

Выход есть

По его мнению, решить проблему трудоустройства мог бы объемный госзаказ от силовых структур и строительной отрасли. Как это было два десятилетия назад. Однако международный опыт показывает, что рабочая сила за решеткой может значительно продвинуть на рынке массовое производство. Например, шведский мебельный концерн, продукция которого популярна во многих странах мира, а сегодня и в России, использовал труд осужденных еще во времена ГДР. На территории этой республики работало 65 фабрик, где трудился спецконтингент. В этом финансовом году, по данным бизнес-агентств, чистая прибыль крупнейшего в мире ретейлера мебели и товаров для дома выросла до 3,51 миллиарда евро. Есть и другие примеры. Услугами американских заключенных пользуются знаменитые на весь мир производители нижнего белья. А после того как французский дизайнер Томас Джейкоб побывал в одной из самых переполненных тюрем Латинской Америки, он организовал проект — тюремную марку мужской одежды, коллекции которой шьют заключенные.

В России в 2014 году три десятка предприятий Федеральной службы исполнения наказаний начали работать под единым брендом «Торговый дом ФСИН России». Но пока этот пилотный проект охватывает лишь пять регионов: Приморский и Красноярский края, Центральный федеральный округ и одну из южных областей.

 Евгения ВолковаУльяна ВылегжанинаСветлана Цыганкова

«Российская газета» — Экономика Северо-Запада №6860 (289)

 

 

 

 

Комментариев: 0

ГЕРОИНОВЫЕ ЯБЛОКИ И ИКОНЫ С ЗАНАЧКОЙ

Пропитанные героином яблоки и сим-карта, спрятанная в резинке спортивных штанов, — это лишь малая часть того, до чего доходит фантазия некоторых друзей и родственников осужденных.

Посылка с воли

Исправительная колония — объект режимный, со своими правилами и порядками. Есть целый перечень предметов, которые здесь под строжайшим запретом. Самые распространенные «подарки» с воли — алкоголь, наркотики и мобильники. По обе стороны колючей проволоки отдельные граждане придумывают все новые способы передать и получить эти вещи.

Если на имя осужденного приходит посылка, ее получают на почте, доставляют в колонию и в присутствии адресата вскрывают и досматривают. Передачи принимаются по описи и проверяются в присутствии тех, кто их принес: родственников, друзей осужденного. Причем они подписывают документ о том, что предупреждены об ответственности за передачу запрещенных предметов.

С начала года в Заполярье при попытке передачи осужденным запрещенных предметов было задержано 26 человек. В трех случаях в передачах находили наркотики.

Как наркотики прячут в ватные палочки? Зачем сгущенку протыкают металлическим щупом? И какое наказание ждет тех, кто несет «неправильную» передачу? Чтобы собственными глазами посмотреть на работу сотрудников ИК, в обязанности которых входит проверка передач и посылок для осужденных, мы отправились в мурмашинскую колонию особого режима № 16.

Прямо с завода

Инспектор отдела безопасности ИК работает в белом халате и перчатках. У него под руками не только ножи и металлические пруты, но и металлоискатель.

— Он реагирует на сим-карты, — говорит инспектор. — А они могут быть спрятаны где угодно.

С годами сотрудники ФСИН, работающие на досмотре передач осужденным, усваивают правило: нужно быть предельно внимательными к каждой мелочи. И они уже давно не удивляются изобретательной выдумке нарушителей закона.

— Первый случай в своей практике, когда пытались передать в колонию запрещенный предмет, я помню до сих пор, — продолжает сотрудник ИК. — Это были консервные банки. Обычные. Закрытые заводским способом.

Однако начинка оказалась совсем не той, что указана на этикетке. Внутри были спрятаны два мобильных телефона и два зарядных устройства к ним. Как выяснилось позже, на консервном заводе один из работников таким образом шабашил.

…И сейчас на досмотре — консервная банка. Внутри — вареная сгущенка. Банку вскрывают, а затем многократно протыкают досмотровым металлическим щупом, ведь в этой тягучей массе можно, к примеру, спрятать маленький пакетик или сверток с наркотиком.

Чаще всего зелье попадается в сыпучих продуктах: хлопьях, чае, крупах… Поэтому упаковки обязательно вскрываются, содержимое пересыпается и просматривается. Колбаса режется и проверяется металлоискателем. Выборочно ломаются сухари и конфеты. А если есть оперативная информация, что в передаче будет нечто незаконное, проверка проводится досконально. Иногда к поиску присоединяется собака, натренированная для обнаружения наркотиков. К примеру, недавний случай: осужденному передали зеленые яблоки. Фрукты вызвали подозрение сотрудников, поэтому помогать призвали четвероногого друга. Пес унюхал зелье. И он не ошибся: экспертиза показала, что фрукты были пропитаны героином.

Дезодорант с ароматом наркотика

У нас на очереди сухая вермишель быстрого приготовления. Ее извлекают из полиэтилена и ломают. Изучается также содержимое пакетиков с приправой.

На проверку 20-килограммовой посылки в среднем уходит полчаса. Хотя в некоторых случаях процедура длится гораздо дольше. Ватные палочки — казалось, безобидная вещь. Но нет. Ушлые граждане нашли применение и этому предмету гигиены. Умельцы аккуратно разрезали пластиковые палочки вдоль и вкладывали туда наркотик.

Куда еще прячут «дозы смерти», пытаясь передать отбывающим наказание в Мурманской области? Между двумя половинками зефира, в губки для мытья посуды, в письма, в сигареты, в конфеты, в сало…

— Из последних примеров: наркотики в торте, — рассказывает старший инспектор отдела режима и надзора УФСИН России по Мурманской области Дмитрий Харук. — Снизу в кондитерском изделии были спрятаны два полиэтиленовых свертка размером 3 на 3,5 сантиметра. Выяснилось, что в них — гашиш. Кстати, это как раз был случай, когда поступила оперативная информация о попытке проноса. Также недавно была пресечена попытка передачи наркотика, спрятанного в сухом дезодоранте.

Курица, фаршированная мобильниками

Традиционно с приближением праздников увеличивается число передач, посылок и бандеролей для отбывающих наказание. И попыток проноса запрещенных предметов становится больше, в том числе алкоголя. Правда, в последнее время «многоградусные» передачи стали редкостью.

— Как алкоголь пытаются доставить в колонию? Чаще всего в коробках из-под яблочного или вишневого сока, — продолжает Дмитрий Харук. — Сок оттуда вытягивается с помощью шприца, например, наполовину, а алкоголь вливается.

Что касается мобильных телефонов, зарядных устройств и сим-карт, то их также вкладывают в коробки из-под сока, вклеивают в «хвостики» чайных пакетиков и даже, обернув пищевой пленкой, фаршируют ими тушки копченой курицы. Был случай, когда в колонию попал мобильный телефон, выполненный в виде наручных часов. К счастью, осужденный не успел им воспользоваться.

А еще мобильники прячут в прямом смысле слова за ликами святых. Так, недавно осужденному, отбывающему срок в 16-й колонии, пришла бандероль из Свердловской области. Деревянная икона вызвала подозрение сотрудников учреждения. При помощи металлодетектора в изделии выявили нишу, в которой находились телефон и сим-карта. И это не первый подобный случай.

Сигареты с сюрпризом

Запрещенные предметы не только передаются осужденным, но и проносятся родственниками, приходящими на длительные свидания. Причем некоторые делают это действительно без злого умысла. Например, забытый в сумке мобильный телефон или сим-карта, которая не первый год лежала в кошельке. Как ни печально, человеку все равно придется за это отвечать, хоть и сделал не нарочно, а длительное свидание автоматически прекращается. Административная ответственность за такое правонарушение — штраф до пяти  тысяч рублей. Если речь идет о передаче наркотиков, оружия — к административной ответственности прибавляется еще и уголовная статья.

Иногда запрещенные предметы передаются через третьих лиц. Например, собралась бабушка отнести внуку-наркоману передачу. Друзья просят: и от нас положите сигареты. А сигареты эти — с сюрпризом. В итоге перед законом отвечать придется ничего не подозревающей бабушке…

 

Екатерина БОГДАНОВА

Комментариев: 0