Задача - перезагрузить судьбу

2 сентября пенитенциарной психологии в России исполнится 25 лет

По гвоздям в поисках утраченного

— Одна из самых тяжелых и существенных проблем для осужденного — невозможность остаться одному — с собой наедине и то, что нельзя поделиться с кем-то своими проблемами так, чтобы это был точно ты сам, без оглядки… — сделал вывод из своего многолетнего стажа работы с осужденными создатель психологической лаборатории в ИК-16 Владимир Труш. — Здесь, в стенах этого помещения, человеку предоставляется такая возможность — выложить все свои страхи, проблемы, получить поддержку, психологическую разгрузку. И — возможно, выйти из уже привычного «раньше выйдешь, раньше сядешь» способа своей жизни.

Если писателей называют инженерами человеческих душ, то психологи — истинные целители души. Ведь никому другому не приходится столь часто помогать осужденным справиться с эмоциональным напряжением, протянуть руку поддержки, когда от человека, случается, отвернулись все близкие, помочь ему же понять его внутренний мир. Ведь он сам, своими ногами встает на путь, который неминуемо ведет за решетку.

Всего в подразделениях УИС Мурманской области несут службу 27 психологов. Руководит психологической службой УФСИН России по Мурманской области подполковник внутренней службы Ирина Крапивина. Под ее началом сотрудники работают не только с осужденными, подозреваемыми и обвиняемыми, но и с персоналом учреждений, способствуют созданию там благоприятного морально-психологического климата. В своей работе они применяют передовые достижения психологии как в диагностике, так и в оказании непосредственной помощи.+

Используют и различные психокоррекционные подходы, направленные на снижение негативных эмоций, агрессии, на ресоциализацию осужденных для их успешной адаптации в обществе после освобождения. Сегодня при каждом исправительном учреждении региона работает психологическая лаборатория. В одной из них, основанной еще в 1993 году Владимиром Трушем, удалось побывать.

Здесь, в колонии особого режима, содержатся особо опасные преступники-рецидивисты, можно сказать — злодейских дел мастера. За плечами у многих — не одно и не два убийства, грабежи, зверские изнасилования. Наверное, именно этой особенностью контингента и объясняется антураж лаборатории. Стены здесь расписаны копиями с полотен Сальвадора Дали, ну разве что выполнены они в гамме гораздо более темной и мрачной, нежели на картинах великого испанца. Вот — «Тайная вечеря», в которой, по замыслу Дали, нет Иуды, его невозможно найти среди одинаковых фигур.

— Да, Иуды здесь нет, — комментирует Владимир Труш. — Предатель где-то ходит по свету. И это — повод задуматься тем осужденным, которые замирают перед гениальным полотном: а может быть, я себя предал как несостоявшуюся возможность. Человек, сидящий за решеткой, пьяница, валяющийся в канаве, — все это люди с оборванным будущим, предавшие сами себя. Может быть, алкаш в канаве — дедушка несостоявшегося Рембрандта?

— То есть человек, попавший в колонию, должен задуматься над тем, что потерял? — спрашиваю Владимира Михайловича.- А помочь ему в будущем обрести нормальную жизнь возможно?

— Нечасто, но бывает. Один из тех, кто получал помощь в этой лаборатории (он попал в колонию за экономические преступления), сейчас успешный бизнесмен в Петербурге. И он — не один такой, кто распрощался с криминальным прошлым.

Методы психологической реабилитации у Владимира Труша разные. Кроме привычных индивидуальных и групповых психокоррекционных мероприятий осужденные у него, в ходе тренинга, ходят по гвоздям, битому стеклу (кстати, он и сам, как вы видите на снимке, с легкостью это демонстрирует). При этом они не режут ступни на лоскуты, но зато получают бесценный опыт древних практик такого направления альтернативной медицины, как рефлексотерапия.

К примеру, острые гвозди стимулируют работу внутренних органов, улучшая кровоток. А еще, что особенно важно, улучшают работу нервной системы, помогают бороться со страхами и тревогой, развивают волю, настойчивость и интуицию. Примерно так же действует хождение по стеклам.

Новые технологии в колонии

Но лаборатории Владимира Труша не было бы, если бы ее появлению не способствовали те, кто руководил тогда колонией, — полковники Анатолий Саренко и Александр Прокопенко. Возможность создать ее и ощутимую поддержку оказало тогдашнее руководство СИД и СР УВД (служба исправительных дел и социальной реабилитации). Это прежде всего ее руководитель, тогда полковник, а затем генерал внутренней службы Владимир Правдин, заместитель начальника полковник Сергей Бабакин, начальник подотдела по воспитательной работе подполковник Евгений Миловидов.

Тогда Владимир Труш был начинающим психологом, поэтому поддержка старших коллег была необходима. И что самое главное, глубокая заинтересованность и неподдельный интерес к совершенно новому в то время делу.

С 1994 по 1999 год создавались психологические лаборатории во всех подразделениях УФСИН Мурманской области. О том, насколько нужна эта служба, рассказывает ее руководитель Ирина Крапивина:

— Когда люди поступают в учреждения УИС, они практически всегда находятся в состоянии сильнейшего стресса, — подчеркивает Ирина Александровна. — Да и для сотрудников такие ситуации — не новость. И научить человека снимать подобные состояния очень важно. Я долгое время проработала практикующим психологом в 17-й колонии, и там ребята настолько усвоили наши практики и программы, что уже сами в состоянии порой себе помочь.

Технологий, в том числе и аудиовизуальных, на вооружении пенитенциарных психологов много. «Сжигание мусора», к примеру, — для избавления от негативных эмоций: человек слушает текст в наушниках и видит на экране плазмы камин, где горят его беспокойные мысли, негативные эмоции, раздражительность и страхи. Или «Независимость» — избавление от наркотической и других вредных привычек.

— Припомните хотя бы один случай, когда вам удавалось, работая в колонии, помочь осужденному прийти в себя, уверовать в то, что жизнь не кончена...

— Да таких эпизодов было очень много! Сейчас в ИК-17 содержатся «первоходы», те, кто впервые попал за «колючку». Мне не приходилось им объяснять, кто такой психолог и зачем он нужен. Кто-то из них побывал в горячих точках, и они знают, например, о том, как проводить релаксацию. Кто-то уже получал семейные консультации раньше.

К психологу осужденные, у которых на воле осталась семья, обращаются по самым разным поводам. Не последний из них: что написать в письме домой? «Ты говори о своих чувствах, — советует Ирина Александровна. — Не надо писать в первую очередь о том, что нужно тебе. Хочешь сохранить семью? Пиши о том, как сильно ты любишь детей и жену, как ждешь встречи с ними».

Иногда человек признается: «Там, в семье, какая-то проблема с ребенком, но мне не говорят. Расстраивать не хотят, наверное». Крапивина советует: «Попроси малыша послать тебе рисунок в письме. По нему можно очень многое понять».

Вовремя попался

Осужденные приходят к ней в разном состоянии. Порой кричат, топают ногами, яростно жестикулируют. Психолог дает в этом случае возможность выкричаться, а потом выговориться.

— Главное, активное слушание, — рассказывает подполковник Крапивина. — Покричал? Пар выпустил? Ну а теперь рассказывай, что случилось? Бывало, приходили с угрозами. Я усаживала: «Ну, давай сначала поговорим. Как твой «Коля»? А «Коля» — это цветок в общем жилом помещении, за которым он давно и преданно ухаживает. «Да вот два новых листика уже полезли». — «Ну, здорово! А что сейчас-то случилось, почему настроение такое?»

Был среди осужденных, с которыми она работала, и один парнишка-интеллектуал. Высшее образование, хорошая профессия, трудился в одном из банков. В колонию загремел по «народной» статье УК РФ 228 (незаконное изготовление, хранение, приобретение наркотиков). А сроки там очень серьезные. Так сегодня Ирина Крапивина с гордостью говорит, что, освободившись и добившись немалых высот в своей профессии, парень живет сейчас в Москве, получил грант президента России по экономическому направлению.

— Так вот он мне в свое время сказал: «Хорошо, что я вовремя попался. Я бы сам принимать не прекратил». А еще у нас был один осужденный, который освоил сварку металла и при этом проявил не просто мастерство, а талант. Сейчас он — один из самых востребованных газосварщиков. А ведь учился прямо в колонии

Надо, чтобы человек понял: жизнь продолжается и многое еще впереди, в том числе и хорошее. Без помощи опытных психологов к этому, казалось бы, простому выводу прийти очень непросто.

Как-то в социальных сетях Владимир Труш привел на своей страничке изречение великого Вильяма Шекспира: «Вот три правила достижения успеха: знать больше, чем остальные, работать больше, чем остальные, ожидать меньше, чем остальные». Для тюремных психологов эти слова особенно актуальны. Сама жизнь доказала: эти специалисты в уголовно-исправительной системе очень нужны. Исцелить душу — самое трудное. Но именно этим они и занимаются из года в год с огромным терпением и энтузиазмо+

Нина Антонян

Опубликовано: Мурманский вестник от 31.08.2017

Обсудить у себя 0