СИЗО переполнено, сотрудников не хватает!

Ветеран уголовно-исполнительной системы Василий Киенко рассказал о том, как служилось в лихие 90-е.

— В 1998 году, когда я, будучи начальником СИЗО-1 в Мурманске, решил отметить юбилей учреждения, наша пресса писала: «Как это тюрьма празднует 60-летие? Еще кладбище начнет справлять свои дни рождения!». Потом в интервью одной из газет я заметил, что господа журналисты забывают о том, что в тюрьме работают люди, оставляющие там порой всю свою жизнь. Еще Петр I сказал: «Тюрьма есть ремесло окаянное, и для скорбного дела сего потребны люди твердые, добрые и веселые», — начинает разговор Василий Киенко, подполковник в отставке, заместитель председателя Совета ветеранов УФСИН России по Мурманской области.

О том, насколько точна эта формулировка трехвековой давности, Василий Михайлович знает не понаслышке. Службе в пенитенциарной системе он посвятил почти 20 лет своей жизни. Правда, свою карьеру Киенко начинал далеко как от стен исправительных учреждений, так и от земной тверди. По специальности бравый подполковник штурман, перед службой в органах пять лет бороздивший моря и океаны на промысловых судах.

— До сих пор считаю, что работа штурмана самая лучшая. Но для меня тогда была важнее семья, и я решил уйти на берег, — вспоминает Василий Михайлович.

Штурмана Киенко на берег страсть как не хотели отпускать. Василию Михайловичу предлагали и должность первого помощника капитана, и теряли запросы о его переводе в органы. Но, тем не менее, в 32 года он сменил штурманские погоны на лейтенантские. Свой первый рабочий день Василий Киенко провел в исправительной колонии №16 в Мурмашах в качестве начальника отряда, а вскоре его перевели в Мурманский следственный изолятор на оперативную работу. Правда, прослужил он там всего года полтора, и в 1985 году Киенко перешел в оперативно-режимный отдел службы по исправительным делам и социальной реабилитации УВД по Мурманской области (до 1998 года уголовно-исполнительная служба входила в состав УМВД – Ред.) – кузницу будущих начальников подразделений, где и проработал следующие десять лет.

— Я всегда очень внимательно изучал нормативные документы, брался за любые отчеты и с удовольствием ехал даже в самые отдаленные учреждения. Курировал же 16-ю колонию. В начале службы, несмотря на то, что я и года еще не прослужил на новом месте, спрашивала с меня за работу по всей строгости, и за любое ЧП в колонии я получал выговор. Я дважды писал рапорт на увольнение, хотел уйти в море. И ушел, правда, уже в 2000 году и с поста начальника следственного изолятора, — смеется Василий Киенко.

В зареве костров!

Возглавить СИЗО-1 подполковнику Киенко доверили в 1995 году, когда там вспыхнула забастовка среди личного состава. Сотрудники, требуя выплаты заработной платы, жгли НА УЛИЦЕ костры. В их зареве и прошел первый рабочий день Василия Михайловича в качестве руководителя. Перешагнув порог учреждения, он сразу понял, что просто так ситуацию исправить не получится – нужны суровые меры.

— Ситуация в учреждении, как и по всей стране в те годы, была очень сложной: задолженность по зарплате 6-7 месяцев, штат не укомплектован на 30-35 человек. Часто на два поста приходилось выставлять одного контролера. Организация несения службы и система безопасности сотрудников не соответствовал требованиям, — перечисляет проблемы, которые необходимо было незамедлительно решить, Василий Михайлович.

Сотрудникам, устроившим забастовку, было предложено остаться работать, но на условиях нового руководства. В противном случае заявления по собственному желанию на стол и идти с миром. С этого Василий Михайлович начал, а потом стал все кардинально менять в следственном изоляторе. В первую очередь, он ввел еженедельные собрания всего коллектива, на которых коротко подводил итоги за неделю, и озвучивал перспективу на ближайшее будущее: когда ждать зарплату и в каком объеме, какие именно изменения грядут в работе. И главное свои слова Василий Киенко подтверждал делом. Люди, сидевшие без денег несколько месяцев, такой подход оценили, быстро распознав в Василии Михайловиче жесткого, но заботливого руководителя.

Не комплект!

— Порядок пришлось наводить везде как среди сотрудников, так и среди подследственных и осужденных. В первую очередь, я озвучил свои условия личному составу. Чтобы ни случилось, службу буду требовать по полной программе. Пьянствовать будете – выгоню, прогуливать будете – выгоню, просто дурковать будете – выгоню. Эти же требования я проговаривал людям, которых принимал на работу, — описывает те события Киенко. — Конечно, мало кто тогда хотел служить у нас. К системе исполнения наказания надо привыкнуть. Я и сейчас, спустя почти два десятка лет, помню специфический тогда запах СИЗО – стойкий запах пота, табака, грязного белья и туалета, запах неволи и страха. Он въедается в одежду и кожу. Каждый, кто проводил в замкнутых помещениях СИЗО хотя бы несколько часов, еще долго не мог избавиться от его ароматов.

И, тем не менее, подполковник развил бурную деятельность по решению кадровой проблемы. Новых сотрудников он переманивал из других организаций. Это были молодые ребята после армии и еще не заработавшие северные надбавки. Уже к лету 1996 года штат был полностью укомплектован. Киенкои сейчас с гордостью вспоминает свой дружный коллектив.

 

Параллельно Василий Михайлович добился, чтобы у офицера, заступающего дежурным по смене, появился заместитель. Это нововведение существенно облегчило работу в дежурных сменах. А к концу 1996 года организовал в СИЗО группу быстрого реагирования. В нее вошли десять наиболее подготовленных сотрудников, готовые прийти на помощь дежурному в течение трех минут в случае чрезвычайной ситуации.

Кстати, ситуацию с выплатой денег личному составу новому руководству тоже удалось нормализовать. Но в суровые 90-е годы сотрудникам все равно не хватало зарплаты, чтобы прокормить свои семьи. И Киенко поддерживал их как мог.

Накормить всех

В те годы в учреждении под стражей находилось порядка 2000 человек вместо положенных 850. Такого больше никогда не было за всю историю мурманского следственного изолятора.

Забегая вперед, скажу, что сегодня в мурманском СИЗО ждут, когда окончится следствие, менее 300 человек при лимите 364. Многие граждане, ставшие фигурантами уголовных дел по легким статьям, ожидают своей участи под подпиской о невыезде или под домашним арестом. Но тогда, в конце 90-х Киенко умудрялся не только кормить около двух тысяч осужденных и подследственных, но и помогать своим сотрудникам.

— В следственном изоляторе было подсобное хозяйство на 40 свиней – потом их поголовье увеличилось до ста. Каждый день мы резали свинью. Часть мяса официально через бухгалтерию продавали личному составу цене, намного ниже рыночной. Другая часть шла в столовую для сотрудников – ее предварительно отремонтировали. Обед в ней по тем временам стоил в 1,5 раза дешевле, чем в городских кафе и столовых. Третья часть отправлялась в котлы для спецконтингента. Осужденные и подследственные, шедшие этапом в учреждения Мурманской области с Вологды и Архангельска, хвалили нашу еду, — раскрывает секреты подполковник Киенко.

Кто в СИЗО хозяин?

Но если серьезных вопросов к питанию у осужденных и подследственных не возникало, то условия пребывания оставляли желать лучшего. Стандартная камера в 22 кв.м. на 16 коек, а в ней от 30 до 45 (!) человек. Это меньше чем по полквадратных метра на каждого. Спать приходилось в две, а то и в три смены. Причем некоторым на голых досках – спальных принадлежностей не хватало. Но даже в таких условиях порядок должен быть порядком. Необходимо было быть требовательным и к себе, и к сотрудникам, и к подследственным.

Василий Михайлович требовал сполна, но и не забывал заботиться о своих подопечных. Каждый месяц он делала обход учреждения, заходил в камеры, спрашивал, какие есть вопросы, и решал их прямо на месте. В любых даже самых щекотливых ситуациях Василий Киенко поступал по справедливости и в соответствии с буквой закона. И за это в первую очередь его уважали сами подследственные. Кроме того, он впервые провел День открытых дверей для родственников осужденных и подследственных. А еще именно во времена руководства подполковника Киенко СИЗО впервые посетила делегация пенитенциарной службы Норвегии. Сегодня такие визиты стали рядовым событием, а в 90-е это был своего рода прорыв закрытости системы.

В 2000 году подполковник Киенко ушел в отставку и сменил СИЗО на столь любимое им море. Четыре года Василий Михайлович бороздил водные глади, покорил Индийский океан, в котором ему до сих пор не приходилось бывать. А потом снова ушел на берег – в администрации морского порта Мурманск. Окончательно Василий Киенко вышел на заслуженный отдых, когда его трудовой стаж подошел к 50 годам. Но родное учреждение он не забывает и на пенсии. Ежегодно вместе с другими ветеранами он приезжает в Мурманский следственный изолятор, встречается с молодыми сотрудниками и вспоминает, как приходилось служить в лихие 90-е.

— Конечно, разницу между тем и сегодняшним СИЗО колоссальная. Учреждение изменилось к лучшему как в материально-бытовом плане, так и в отношении к персоналу и подследственным. Изолятор не переполнен. А его помещения капитально отремонтированы. Приточно-вытяжная вентиляция оставила ароматы, врезавшиеся мне в память, далеко в прошлом. А на рацион и качество питания и вовсе грех жаловаться. Да и сами осужденные и подследственные, мне кажется, стали менее озлобленными. Да и чего им злиться на нас – условия содержания хорошие, их права соблюдаются, злиться остается только на себя, что пошли в жизни не по тому пути, — отмечает Василий Михайлович.

ВАРВАРА РУСЛАНОВА

Обсудить у себя 0