После получения - съесть!

 

Про такие случаи говорят, мол, были они еще при царе Горохе. В Советском Союзе в одной из исправительных колоний отбывал наказание талантливый художник. То ли шутки ради, то ли с умыслом злым решил он свой талант применить — взял клочок бумаги, набор цветных карандашей и изобразил денежную купюру. По номиналу небольшую — всего-то червонец. Да так натурально изобразил, что по сей день осужденным запрещено пользоваться цветными карандашами.

Эту историю рассказал младший инспектор отдела безопасности по проведению длительных и краткосрочных свиданий и приема-выдачи посылок, передач и бандеролей Виталий Хоменчук. Встретились мы с ним на территории исправительной колонии особого режима № 16, что находится на окраине поселка Мурмаши. Небольшой деревянный домик прямо за шлагбаумом — сюда друзья и родственники осужденных приходят с гостинцами для сидельцев. Передать напрямую нельзя — из-за нередких случаев контрабанды досматриваются абсолютно все посылки и передачи.

Как говорится, осужденные сами себе проблемы создают — не просили бы у родственников наркотики, спиртное и средства мобильной связи, и не пришлось бы ковыряться в их еде и вещах.

Почему проблемы? Некоторые продукты, прошедшие такую проверку, мягко скажем, теряют товарный вид. Не говоря о заявленном производителем сроке годности. Например, попросил осужденный у матери тушенку или другие продукты в жестяных банках, а получил вскрытую тару с перетертым в фарш содержимым. Неприятно, не так ли? С другой стороны, по-другому нельзя — мало ли что может быть укрыто под запаянной наглухо крышкой!

— Пару лет назад одному из осужденных друг пытался передать несколько банок с печенью трески, — вспоминает Виталий Васильевич. — На такие упаковки мы обращаем особое внимание, так как при желании всегда можно найти человека, который за отдельную плату на заводе закатает туда все что угодно. И мобильные телефоны из таких доставали, и наркотики, лежащие прямо внутри тушеного мяса. В данном случае в банках мы обнаружили спирт.

Банальные напильники, запеченные в пироги, навсегда отошли в прошлое. Сейчас у осужденных другие запросы. Наркотики нужны лишь тем, кто их употребляет, а таковых немного, зато мобильный телефон и сим-карты хотят все.

— Сложно припомнить все тайники, откуда мы извлекали сим-карты и сотовые, — говорит младший инспектор отдела безопасности Александр Усатых. — Обувь, конфеты, одежда… Вот, смотрите, — показывает прозрачный полиэтиленовый пакет с чаем. — Чтобы скрыть контрабанду, сим-карту кладут на дно пакета и лишь после этого засыпают чаем. Уж не знаю, как это происходит, но при тряске сим-карта все равно оказывается наверху и легко заметна. — Инспектор трясет пакет, перемешивает, прощупывает пальцами и выносит свой вердикт: — Этот чист.

То же самое с какао, кофе, крупами… Рассыпчатые вещества не скрывают ничего. Возможно, из-за различий в плотности и размерах объекта, который злоумышленники пытаются в них спрятать.

— Во время проверки мы в первую очередь обращаем внимание на целостность упаковки или самого продукта. Вот, например, песочное печенье. Осматриваем — все в порядке. А вот карамель с начинкой — некоторые конфеты изначально с повреждениями. Смотрим внутрь — вместо начинки запросто могут быть наркотики или та же самая сим-карта.

Вот передачку принес сын одного из сидельцев. Помимо продуктов он положил в пакеты два сканворда, шариковые ручки и две тетради. В одной из тетрадей на первой странице он оставил послание для своего отца. Что именно там было сказано — неизвестно. Да и не имеет особого значения, поскольку это нарушение, и инспектор сразу вырвал исписанный листок и отдал его парню: для личных посланий существуют письма. Их количество, в отличие от свиданий, посылок и передач, режим никак не регламентирует — хоть каждый день пиши. А значит, записки передавать нет нужды.

Еще немного о запретах. Помимо цветных карандашей, о которых уже говорилось, запрещено передавать, как ни странно на первый взгляд, туалетную бумагу. Это правило возникло не на пустом месте — среди 54 метров, завернутых в рулон, можно спрятать не то что сим-карты, но и немалое количество наркотиков. Поэтому сотрудники ФСИН рекомендуют покупать бумажные салфетки.

— Нередко в посылках и передачах мы находим зубные щетки, пасты, куски мыла… Вещи эти, безусловно, нужные, и ни в коем случае мы их не изымаем. Да вот только с тех пор, когда осужденного в исправительном учреждении ожидали только нары да матрац с клещами, много воды утекло. Сейчас они обеспечены всем необходимым. Лучше положить еще одну пару носков или варежек, — продолжает Александр Николаевич, осматривая следующий пакет. — Главное, не пытаться вшить в одежду запрещенные вещи. Большинство контрабанды мы находим прямо здесь, так сказать, при отправителе. Для этого есть металлодетектор, от которого не утаить даже булавку. Ну а если нам наркотики на глаза не попадутся, то во время следующей проверки, уже в колонии, их обязательно учует четвероногий товарищ, будь то сверток или пропитанный какой-нибудь отравой носовой платок.

Спаниель по кличке Джони в домике за шлагбаумом бывает редко — чтобы не смущать родственников тем, что собака присутствует при досмотре продуктов. Однако в случае с одеждой без него редко можно обойтись. Если же поступает оперативная информация о возможном проносе на территорию учреждения наркотических средств, то и еду обнюхать не возбраняется. Через закатанную банку, конечно, ничего не учуять даже собаке, однако все остальные уловки для Джони не помеха.

Избежать всех этих проверок, как ни странно, достаточно просто. При каждой исправительной колонии вне зависимости от режима содержания работает магазин — в нем можно найти все необходимое, даже сладости с деликатесами. Достаточно выбрать товары и оплатить их. Цены не отличаются от средних по области.

Продукты доставят получателю в идеальном состоянии, с неповрежденной упаковкой и приятным внешним видом. Не говоря о том, что таким образом можно сохранить заявленный производителем срок годности, а не съедать все полученное разом.

Кстати, личное присутствие друга или родственника при отоваривании в магазине необязательно. У осужденных есть счет в банке, на который можно удаленно переводить деньги. Вот только потратить позволяется не больше тысячи рублей в месяц. Исключение для работающих осужденных — им позволяется покупать хоть на всю зарплату. Да вот только таковых немного: в 16-й колонии процентов 15. Для остальных — либо вскрытые консервы, либо лимит в тысячу рублей.

Алексей ОСЕТРОВ.

Опубликовано: «Мурманский вестник» от 22.02.2013

 

Обсудить у себя 0