Алименты хуже неволи

Две извечные российские крайности — сума и тюрьма.

Народная мудрость издревле советует от них не зарекаться. И если с первой все относительно ясно — если есть голова на плечах, то и нежданную бедность обратишь на пользу, — то со второй все сложнее. Годы, проведенные в неволе, бесследно не проходят. К внешним неудобствам, говорят знающие люди, со временем привыкают. Но эмоционально адаптироваться к жизни в неволе способен не каждый. Как и снова влиться в повседневную жизнь после освобождения. Но, к счастью, не за всеми оступившимися с лязгом закрываются тюремные ворота. Те, кто пока что не натворил больших бед, однако все же преступил закон, вполне могут пройти непростой путь исправления и на воле.

 Накаталась

Недавно по всем телеканалам подробно рассказывали  о  злоключениях  молодой московской автохулиганки. За многочисленные «подвиги»  суд  приговорил ее к обязательным работам. Из очередной порции сериала из жизни золотой столичной молодежи стало известно, что горе-гонщица исправляется  трудом,  перекладывая бумажки в канцелярии некоего медицинского учреждения. Поползли слухи: мол, местечко-то тепленькое, не иначе  как попала она именно туда не за здорово живешь. Но с пересудами явно поторопились.  В каждом муниципальном  образовании  вопрос  о  применении трудовых рук  на  исправительных и обязательных работах решается по-разному. Видно, других дел в Белокаменной для барышни не нашлось.

Но Мурманск не Москва. Здесь для таких правонарушителей тепличных условий нет. Зато на 27 предприятиях города осужденным готовы предоставить 113 мест для обязательных и 115 — для исправительных работ. В перечне востребованных специальностей — дворники, рабочие по благоустройству городских улиц, разнорабочие, работники ритуального сервиса. Словом, необременительный с точки зрения необходимых навыков и познаний труд. Так что, окажись московская штучка в наших краях, с изящным маникюром ей пришлось бы надолго распрощаться.

Но так или иначе, наказание остается наказанием, пусть даже не связанное с лишением свободы. И решение суда должно быть исполнено. Все, кто проходит через инспекцию, могут отчасти считать, что им крупно повезло. Они у последней черты. Им дарован шанс встать на путь исправления, не покидая привычной обстановки. Дальше — страшный мир тюремного зазеркалья.

 Условно, но строго

В нашей области к началу второго квартала 2248 осужденных отбывают наказание на свободе. За год их число увеличилось почти на 15 процентов.  Все  они подопечные (вернее — подучетные) уголовно-исполнительной инспекции Мурманской области, структурного подразделения регионального УФСИН.

— Наши сотрудники исполняют наказания и меры уголовно-правового характера, не связанные с лишением свободы, — говорит начальник уголовно-исполнительной инспекции УФСИН по Мурманской области полковник внутренней службы Тамара Кочановская. — Среди наших подучетных те, кто осужден к исправительным и обязательным работам, по приговору суда лишен права заниматься определенными видами деятельности, находится под домашним арестом или осужден к лишению свободы условно.

«Условных» почти 70 процентов. Суды дали им возможность исправиться вне тюрьмы. Это тоже реальное наказание, и оно может сопровождаться испытательным сроком до пяти лет в зависимости от степени тяжести совершенного  деяния. Условное осуждение предполагает возложение судом на осужденного определенных обязанностей: являться на регистрацию, устроиться на работу, в ночное время находиться дома. Словом, человек за этот срок должен зарекомендовать себя с положительной стороны. Иначе разговор может оказаться другим.

— Если человек нарушает порядок условного осуждения, то сотрудники инспекции обращаются  в суд с представлением о продлении испытательного срока, –- продолжает Тамара Алексеевна. — Законодательством предусмотрено его продление на период до одного года. Если и это не поможет, то у суда есть все основания отправить нарушителя в колонию для дальнейшего отбытия наказания.

Примерное поведение и отбытие половины испытательного срока может стать основанием для отмены условного осуждения и снятия судимости досрочно. При этом сам осужденный может обратиться с ходатайством в суд по истечении половины испытательного срока условного осуждения.

 Работа работе рознь

Теперь об исправительных и обязательных работах. Эти виды наказания назначаются за преступления небольшой и средней тяжести. Находясь на исправительных работах, осужденный работает и получает за свой труд заработную плату. Из нее 5–20 процентов удерживается в доход государства. Но трудится он лишь там, куда направит инспекция. Перечень таких мест определяется органами местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительной инспекцией. В основном эти работы не требуют высокой квалификации и специальных знаний.

Отказаться от работы осужденный не имеет права. Если откажется или станет уклоняться от исполнения назначенного наказания, то будет признан злостным нарушителем. А это прямая дорога в колонию-поселение для дальнейшего отбытия срока. Некоторые, к слову, так и поступают. У них своя арифметика. Один день пребывания в неволе засчитывается за три дня исправительных работ. И ведь находятся желающие по своей воле оказаться на казенных харчах! Большая часть из них — те, кто имеет алиментные обязательства.

С обязательными работами дело обстоит несколько иначе. Обязательные работы — это общественно полезный безвозмездный труд, — которые назначаются в качестве наказания за преступления небольшой или средней тяжести в размере определенного количества часов. Максимальный срок — 480 часов.

— В последнее время много тех, кто осужден за повторное управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, — говорит Тамара Кочановская. — Мы провели анализ и выяснили: из 2248 состоящих на учете 547 проходят именно по этой статье.

Их путь на ниву обязательных работ был долгим. Сначала автолюбителей задерживали пьяными за рулем, приговаривали к крупному штрафу и лишали на год прав. Но в течение года люди опять пьяными садились за руль. И тогда разговор с ними переходил в плоскость уголовного законодательства.

Выбор обязательных работ для осужденных разнообразием тоже не отличается: уборка территории, работы по благоустройству улиц. В неделю надо отработать не менее 12 часов. Это при условии, что осужденный трудится и на своем основном рабочем месте.

На обязательных работах трудятся разные люди — от бывших сотрудников силовых ведомств, уволенных за правонарушения и осужденных судом, и директоров коммерческих фирм до неоднократно судимых личностей. Бывшие сидельцы, как ни странно, бывают более дисциплинированными. Они на себе уже однажды испытали все прелести зоны, поэтому готовы на все, чтобы больше туда не попадать.

 Осужденный в депрессии

— С начала 2017 года через нашу инспекцию прошли 48 несовершеннолетних осужденных правонарушителей, — подключается к разговору начальник отдела по контролю за исполнением наказаний и применением иных мер уголовно-правового характера майор внутренней службы Жанна Бантыш. — Большинство из них осуждены условно за мелкие кражи, кражи мобильных телефонов, угоны транспортных средств.

Работа с подростками требует иных подходов. Контроль за несовершеннолетними ведут сотрудники инспекции, полиции, психологи. С ребятами проводятся различные тренинги и занятия, беседы с их родственниками и законными представителями, изучаются бытовые условия жизни несовершеннолетних.

В штате инспекции создано специальное отделение психологического обеспечения. Его начальник майор внутренней службы Светлана Серебрякова рассказала много интересного о работе подразделения.

— Когда человек становится к нам на учет, психолог проводит первичное психологическое обследование для изучения его индивидуальных особенностей и характера поведения, — рассказывает Серебрякова. — Учитываются психологические особенности человека (например, склонность к алкоголю), которые могут стать причиной рецидива. Полученные данные ложатся в основу рекомендаций для инспектора по наиболее эффективному ведению воспитательной работы. Состоящих на учете разделяем на группы — по возрасту, по видам совершенных преступлений.

Чтобы грамотно спланировать работу, внутри групп проводятся другие исследования. Недавно психологи завершили анализ данных, полученных в группе тех, кто второй раз сел за руль в нетрезвом состоянии. Опросили около 70 человек. Изучили их мнение о том, что стало причиной повторного нарушения. Оказалось, что многие после первого нарушения и административного наказания потеряли работу, так как руководство поспешило расстаться с такими работниками. Кто-то работал водителем и без прав ему на прежнем месте нечего стало делать.

Потеря работы в наше время может выбить из колеи любого. А это чревато стрессами, депрессиями. Таким осужденным без помощи специалистов не обойтись.

— Для них мы проводим тренинги по активному поиску работы, привлекаем коллег из центра занятости населения, — продолжает Светлана Геннадьевна. — Обучаем не теряться в такой ситуации, знакомим с навыками самопрезентации и самостоятельного поиска работы. Всем осужденным мы задавали один и тот же вопрос: что могло бы их остановить от такого поступка? Оказывается, об ответственности за такие нарушения, по их мнению, надо чаще рассказывать в СМИ.

Несовершеннолетних осужденных психологи сопровождают от первого до последнего дня контакта. Во главе угла — профилактика повторных преступлений и тех негативных явлений, которые есть в молодежной среде. Особое внимание уделяют профилактике развития интереса к криминальной субкультуре.

— Наши дети не лишены свободы, они общаются с друзьями и сверстниками. На свои занятия мы приглашаем и их, — продолжает собеседница. — В арсенале психологов занятия разной направленности: правовое просвещение, обучение навыкам «эффективного отказа» или «эффективной просьбы», учим излагать и отстаивать свою точку зрения, правильно организовывать свой досуг.

Результатами работы можно по праву гордиться. Недавно группа несовершеннолетних подопечных вместе с родителями побывала на спектакле Мурманского областного драмтеатра. Светлана Серебрякова со стороны наблюдала за поведением детей. Наблюдала и от души радовалась за них. Во-первых, никто не ушел до завершения спектакля. Во-вторых, после спектакля ее подопечные в зале были единственными, кто аплодировал актерам стоя! А это, согласитесь, уже о многом говорит.

 Не в цифрах дело

По-разному складываются судьбы тех, кого жизнь свела с Тамарой Кочановской и ее коллегами. Кто-то уходил «по-английски», кто-то через время снова попадал сюда. Были и те, кто здесь нашел новую дорогу, в стороне от сомнительных соблазнов и опасных затей.

— Состояла у нас на учете одна осужденная, — вспоминает Тамара Алексеевна. — После снятия с учета пришла в инспекцию в белом платье и фате с кавалером накануне свадьбы. Благодарила за помощь и за поддержку. И за то, что направили мы ее на путь истинный.

Или еще пример. Чуть до трагедии не дошло. Молодого человека за грабеж осудили условно. Единственного из всех сообщников. Его постоянно на улице останавливал милицейский наряд, проверяли документы. Участковый не спускал глаз с осужденного. Короче, от такого внимания парень впал в отчаяние. Даже жить не хотел. Но обошлось. Смогли в инспекции подобрать ключики к душе оступившегося. Отбыл наказание без замечаний. Теперь у него все хорошо. Не забывает приходить в инспекцию со словами благодарности. Или за житейским советом. А прогляди инспекторы парня за ворохом ежедневных дел, кто знает, как бы все обернулось.

— Если мы хотя бы одному из ста помогли подняться и не потерять себя, то мы не зря работаем, — уверена Тамара Алексеевна.

 Каждый десятый осужденный в России — пьяный водитель

За 2016 год российские судебные органы осудили за повторную езду в пьяном виде или отказ от медицинского освидетельствования (ст. 264.1 УК РФ) 75 тысяч 267 человек. Это примерно 10 процентов от общего числа осужденных в стране за прошлый год. При этом подавляющее большинство осужденных — 61 тысяча 293 человека — отделалось обязательными работами.

Чаще других нетрезвыми за руль садятся мужчины в возрасте от 30 до 49 лет, таких водителей оказалось 38 тысяч 809 человек. Среди представителей возрастной группы от 18 до 24 лет оказалось 11 тысяч 340 человек. Среди тех, кого успели дважды поймать пьяным за рулем, были и 117 несовершеннолетних, которые по закону вообще не имеют права садиться за руль. Кроме того, в прошлом году за повторное пьянство за рулем было осуждено 1899 женщин.

Меньше всего на повторном вождении в нетрезвом виде попадаются работники юридических специальностей. За год сотрудники ГИБДД не поймали в пьяном виде ни одного судью или работника суда, остановили всего семерых нотариусов и адвокатов и 36 работников правоохранительных органов. Чуть больше нарушают военнослужащие по призыву и контракту, всего военных среди осужденных оказалось 284 человека.

По данным Управления судебного департамента в Мурманской области, в 2016 году по этой статье в нашем регионе мировыми и районными судами осуждено 499 человек. Суды не вынесли ни одного оправдательного приговора.

 Валерий СЕРЕБРЯКОВ

Обсудить у себя 0